?

Log in

14 мая: Часть 1, Часть 2, Часть 3. - Блог Иры Форд: с сентябрёвой душой да в мартовские дела.

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

May 20th, 2017


Previous Entry Share Next Entry
02:36 am - 14 мая: Часть 1, Часть 2, Часть 3.


14 мая: Часть 1. Крестный ход

Мама утром говорит папе: «Максим, ты сводишь детей в храм на Причастие?» А папа не очень хотел, потому что по воскресеньям в храме много людей и он нервничает. Но я папе пообещала, что я сама исповедуюсь, а потом возьму с собой Гошу на Причастие. И он согласился. Еще нам надо было набраться святой воды, и мы взяли с собой бутылочку. А деньги у папы были с собой, чтобы купить просфорки и поставить свечки.

И когда я исповедовалась, то я забрала у папы Гошу и повела его не в ту сторону, где мама обычно стоит, а туда, где Ксюша стоит. Там была и Ксюша, и Юля. И мы вместе стояли в очереди на Причастие. И там я увидела иконы, которые стоят на палочках, которые выносят на Крестный ход. И когда после Причастия мы пошли с папой и Гошей на детскую площадку, то я все время ждала, когда начнется Крестный ход. И когда он начался, то мы побежали к храму, и шли все вместе – с Ксюшей и с Юлей. А Гоша сидел у папы на шее, ему повезло. И батюшка нам кричал: «Христос воскресе!» А мы ему отвечали все дружно: «Воистину воскресе!» И так мы обошли вокруг храма крестным ходом, а дальше папа сказал, что мы можем не спешить идти домой и погулять. И мы сначала не спеша погуляли домой – я ехала на своем самокате, а Гошин самокат нес папа. Потом мы пошли смотреть на нашу новую машину, и она нам с Гошей очень понравилась. А дальше мы пошли на детскую площадку. И тут видим – мама!

И оказалось, что папа не взял с собой телефон, и мама вышла нас встречать, потому что нам уже пора выезжать на концерт в воскресную школу. Тут Гоша стал плакать, что он не хочет на концерт, но мама его успокоила и сказала, что он и не идет – и что они с папой подождут нас с мамой в кафе. И Гоша сразу обрадовался, зато я расстроилась. Но мама сказала, что папа купит для меня молочный коктейль. И тогда все успокоились, и даже я.

И мы быстро доехали до воскресной школы, и мы с мамой побежали на концерт. И шапки не надели. Потому что на улице уже было очень тепло! А Гоша с папой без шапок пошли в кафе.

***
14 мая: Часть 2. Концерт «День Победы»
А в зале уже было столько людей! Очень много! И взрослые, и дети, и девочки в синеньких платочках – сразу было понятно, что они будут петь песню «Синенький скромный платочек». В зал было очень трудно войти. Но мама взяла меня за руку и пошла вперед. И она всем говорила: «Извините, разрешите пройти, фотограф!», и её все пропускали. И мы прошли к самой сцене, и я села на свободное место в первом ряду, а мама стала фотографировать.

Это был концерт, посвященный Дню Победы – и сначала там пелась песня «Мы русские, с нами Бог! Мы русские, русские не продают!» - и мне было не очень понятно, что не продают русские. Но мне мама объяснила, что русские не продают Родину. Потом там на экране показали приемник, и мужчина прочитал объявление, что на нашу Родину напали фашисты, и что началась война. А девочки начали показывать сценку – одна девочка хотела залезть на колокольню – эта колокольня была на экране, как будто вдали, а потом девочки выбежали за дверь, а на экране появилась колокольня, только уже близко, и там была эта самая девочка, и она кричала в зал очень громко оттуда. И это получился как фокус. А мама потом мне объяснила, что это так сняли для сценки девочку и наложили её видео на фотографию колокольни.

А другие девочки стали проситься на фронт, но их определили тушить снаряды на крышах, и они рассказывали, как они спасали раненых и тушили снаряды. И мне уже в этот момент было очень страшно, и я спрашивала маму: «Это правда так было?» А мама не всегда успевала мне отвечать – все-таки ей надо было фотографировать тоже. А потом случилось самое страшное. Одна девочка читала стихотворение про маленькую девочку. Вот такой стих:

Их расстреляли на рассвете,
Когда еще белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели им раздеться
И встать затем ко рву спиной,
Но прозвучал вдруг голос детский
Наивный, чистый и живой:
Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не осуждая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.


А эта девочка не знала, зачем надо снимать чулочки. Это мне мама сказала – что одежды было мало, и потому те, кого расстреливали, снимали одежду, а фашисты её забирали. И сначала фашист не знал, что делать, потому что у девочки были глаза, как у его дочки, а потом все-таки он её расстрелял. И тут уже я начала плакать. Но мне еще было непонятно, зачем надо было спиной встать ко рву, а когда мама мне сказала, что в людей стреляли, чтобы попасть в сердце, а потом они падали в яму – «ров» это такая яма. А если кому-то не попали в сердце, то эти люди умирали в этой яме от ран и от того, что задохнулись. Их же засыпали землей сверху. И я дома плакала еще.

А в этом концерте выступали только девочки и мальчики, которые старше меня. Некоторые совсем взрослые, старшеклассники, а некоторые – как Арина, моя сестра. И когда на сцену вышел ансамбль гитаристов и они стали играть все вместе песню «Катюша», то я стала думать, что я уже подросла и хочу со следующего года тоже заниматься на гитаре, мне очень понравилось, как они сыграли. А еще там был один толстенький мальчик, он очень сильно улыбался, когда хорошо сыграл. А его другой мальчик после концерта спросил: «А у тебя хотя бы есть сестра?» А он сказал, что у него в семье одни мужчины, а сестра у него только пятиюродная! А у меня и то есть три двоюродных сестры – Арина и две взрослых, Надя и Настя! Мне больше повезло!

А потом еще одна девочка вышла на сцену, и она тоже рассказывала стихотворение, но оно уже было не такое страшное. Там было про танкиста, который освобождал город от фашистов, но никак не мог на танке проехать вперед, потому что фашисты все время стреляли. И тут к нему прибежал мальчик и сказал, что он видел, где немецкая пушка. Но там было сложно объяснять, где она находится, и тогда ему танкист разрешил залезть в танк, и этот мальчик показал дорогу, и танкист победил пушку. Но проблема в том, что он забыл спросить, как зовут мальчика. И теперь он как будто рассказывает эту историю и извиняется перед мальчиком, что он не знает его имя. И я запомнила, как этот стих заканчивается:

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.


А девочки в синеньких платочках не пели песню про платочек. Они, наоборот, танцевали танец про платочек. А потом пришел хор старшеклассников, которые показывали нам музыкальный спектакль на 23 февраля, только они пели меньше песен. И они все очень хорошо пели, но я уже не могла плакать, уже сил не было. И я все время смотрела на самую маленькую девочку в их хоре – она, наверное, была чуть-чуть постарше меня, но она очень хорошо, и очень громко пела. А потом батюшка встал и сказал, что в той войне погибло столько людей, что в каждой семье есть погибшие. И мы начали петь «Вечную память». А потом батюшка еще помолился и спел «Многая лета», чтобы ученики нашей школы все хорошо учились и были здоровы. И концерт закончился. И все сначала громко хлопали, а потом стали расходиться. А к ведущей подошла самая старенькая бабушка, у которой даже зубов не было, такая она была старенькая. И она сказала, что когда смотрела сценку про тех девочек, которые тушили снаряды на крыше, то даже плакала, потому что вспомнила, как все было. А мама написала папе смс-ку, что концерт закончился. А сама подошла к батюшке за благословением, и чтобы сказать, что мы хотим освятить нашу машину. А батюшка когда увидел маму, то сначала её благословил, а потом сказал, что ему очень понравилось, как она фотографировала всех. Но что он не может идти освящать машину, потому что у него сейчас начнется урок для взрослых.

***
14 мая. Часть 3: Освящение машины
И когда мы вышли, то папа с Гошей меня уже ждали с молочным коктейлем. И мы с Гошей сели в машину обедать, потому что Гоша опять проголодался – и он выпил половину моего коктейля, а мама пошла в храм, договариваться с другим батюшкой. А другой батюшка – это как раз был отец Ярослав. Однажды он принимал у меня исповедь, и я сказала: «Ярослава». А он улыбнулся и сказал: «А я Ярослав». И так мы с ним подружились.

И отец Ярослав сказал, чтобы папа быстро подъехал к храму, потому что он сейчас как раз будет освящать еще одну машину. И мы с папой поехали к храму, и батюшка сказал открыть все двери, и капот, и багажник. И у другой машины тоже все было открыто. Там была водитель женщина. А батюшка освящал машины и говорил: «Освящается сей автомобиль». А мама сказала, что когда отец Николай освящал нашу прежнюю машину, он говорил: «Освящается колесница сия!» А другой дяденька, дьякон, подошел к нашей машине и стал рассматривать мотор. И он спрашивает папу: «То есть машина японская, а мотор русский?» А папа сказал, что да.

А потом мы с мамой пошли в храм и купили иконочку в машину. И поехали домой. Только папа был уже уставший, потому он был нервный. Но когда он дома пообедал, то он подобрел. Потому что мы с мамой подарили ему конфеты – трюфели, которыми нас наградили на пасхальном концерте. И мы с папой стали есть все трюфели, а обертки складывать обратно в коробку, как будто бы это целые конфеты – и это получался такой шуточный обман, как будто бы мы ничего не ели.

А дальше мы с мамой пошли в соляную пещеру, а папа с Гошей остались дома – им нужно было приделывать колесики к Гошиному велосипеду – рядом с кафе был велосипедный магазин, и они купили Гоше вспомогательные колеса. И пока мы с Дамиром копались в соли, а мама читала нам Мюнхгаузена, загадывала загадки и еще мы повторяли скороговорки. Только они у нас плохо повторялись, особенно про Варвару и варенье. И мы все время сбивались и смеялись.

Вообще-то в соляную пещеру много кто хотел прийти. Но из-за того, что была хорошая погода, все решили идти гулять. И потому были только мы с Дамиром. И когда Дамира папа забирал, он сразу дал Дамиру скейт, чтобы он шел кататься на нем, а мы с мамой пошли домой, чтобы закончить генеральную уборку в детской комнате и тоже идти гулять.

Только мы закончили уборку, когда уже совсем стемнело. И тогда мы пошли гулять. Я ехала на роликах, а Гоша на велосипеде. И хотя он ехал первый раз в жизни, у него немножко получалось!


(1 comment | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:lex_andr
Date:May 22nd, 2017 08:09 am (UTC)
(Link)
Из японского в ней только название :) По факту та же Гранта в другой обёртке.

> Go to Top
LiveJournal.com