popuga (popuga) wrote,
popuga
popuga

Categories:

"Липовый чай"



Ее колотило.
То ли от ледяной воды Невы – стоял конец мая, то ли от пережитого стресса, то ли от обретения новой жизни. А может еще и пьяная была.
Вода стекала с нее ручьями. Она сидела на задней палубе, завернутая в колючий плед-одеяло, видны только темные глаза – а вокруг нее разливалась лужа. Мысли туристов метались между Литейным мостом и Кваренги с Растрелли. Мы с Агурцом перемигнулись.

Отличный парень Агурец. Агурец – в смысле Агуров.

Мы перемигнулись – как после отлично сделанного дела. Агурец зашел в Фонтанку. А дальше 50 минут Фонтанки, Финский залив, возвращение на причал – как по нотам. Все как в обычной программе. Ну, как если б в Мариинском театре в первом акте сработала пожарная сигнализация, ее отключили, убедившись, что задымления нет, а вот Г. зря курил в гримерке и… ну и доиграли бы спектакль до конца.

Так и мы с Агурцом.

***
У нас в тот момент было два катера. Бывшая спасательная шлюпка Гринда и бывший пограничный катер Антей. Антей был, конечно, лучше. Быстрее. И выше. Отсюда и его странный маршрут – вся Фонтанка. Под мосты Мойки и Крюкова он не влезал.

Мы как раз собирались заходить в Фонтанку – делали круг почета перед Прачечным мостом, чтоб соблюсти приличия. В смысле правила. Рации у нас тогда еще не было, и это круг давал шанс на безопасный поворот. Я рассказывала про Литейную слободу, где с петровских времен жили литейщики, потом про Литейный мост, добавляла для любителей острых ощущений: «Этот мост в Петербурге называют мостом самоубийц: под Литейным мостом располагается самое глубокое место в течение Невы».

И тут она прыгнула с моста. Агурец долго не думал. Поддал оборотов, передал мне штурвал и метнулся в салон за веревкой. Мне показалось, что с момента, как она медленно летела вниз и до момента, как она вынырнула совсем недалеко от «Антея» прошло меньше минуты. И еще минута потребовалась на спасение. Мужики с задней палубы как-то слаженно сработали. Передвинули стулья, держали веревку, потом вытаскивали ее на борт. А дальше я уже рассказала. Мы выдали ей плед и продолжили маршрут. Никаких экстренных возвращений.

О, как мне странно, что память стерла этот эпизод напрочь. Как мне странно, что его нет в книжке «Адмиралтейская панель». Я вспомнила всю эту историю вчера, когда Яся сказала: «Мама, пойдем посмотрим фильм «Липовый чай».

Оказалось, что это короткометражка, 20 минут. Примерно про это.
«Ясь, - говорю, - как ты нашла этот фильм?»
«С тех пор, - говорит, - как я на съемках «В раю места нет» познакомилась с Андреем Некрасовым, я слежу за его творчеством, вот и посмотрела этот фильм. И решила посмотреть с тобой».

Бонусом в этом фильме снимается Александр Алексеев. Иннин любимый артист, который играл в спектакле «Профи» в Театр Ковчег | Петербург роль психолога. Ну и вообще.

***
Чем все закончилось?
Да как-то банально закончилось.
Без розовых соплей.
Как обычно на пристани.
Банально, быстро, жестко – смыслы, если и будут, постигнешь потом. А пока – не теряй ни минуты, сезон.

Мы подошли к причалу – у причала стоял Адмирал.
Пересчитал по головам пассажиров. Получил на руки выручку.
Посмотрел на меня, на Агурца: «Не монтируется. У вас плюс один человек, безбилетник».
А тут как раз и безбилетник сошел на берег. То есть безбилетница.
«Вытащили из Невы», - сказала я Адмиралу.
Он посмотрел на меня. На нее. И стал взвешивать – разыгрываю я его или нет. Или мы с Агурцом поделили пополам 500 рублей недостачи.

Она точно была пьяная. Уже протрезвела слегка. Но вид был так себе.
Я почему-то сегодня думаю, что она была в моем сегодняшнем возрасте, 40+.
Вокруг нее столпился народ. На экскурсии-то не поговоришь особенно. А на берегу можно обсудить – что да как.
Но она была не очень разговорчива.
Сказала: «Позовите капитана».
Агурец закончил разбираться со швартовыми и сошел на берег.
Она сказала: «Ну спасибо, что вытащил. Я прыгнула, и тут увидела тебя и передумала тонуть. И теперь я отсюда никуда не уйду. Может, ты моя судьба».

Агурец опешил. С одной стороны, он до этого момента был уверен, что его судьба - Майка. С другой - Нева все еще была под рукой.

«Не уйду, - повторила она. - Пойдем, отметим!»

Агурец не рвался отмечать.

Она стала выдвигать условия: «Не уйду,пока ты мне не купишь две чашки самого крепкого кофе. И не подаришь этот плед».

Адмирал заржал в голос. И сказал Агурцу: «Кофе покупай за счет фирмы. А вот плед вычтем из твоей з/п. Но Майке не сообщим, не переживай».

Вот и все. Мы до конца сезона подкалывали Агурца. Когда не хватало пледов. Когда он шел в кафе за кофе. Когда кто-то из поддавших туристок хотел с ним познакомиться. Когда на пристань приходила Майка.

И каждый раз, заходя в Фонтанку, по особому смотрели на Литейный мост.
А, и да. Про «мост самоубийц» я больше не заикалась.

P.S. И совершенно эта история не стыковалась у меня с 30-летием Ж., соучредителем нашего кооператива. Когда он спустя пару месяцев решил, что надо смыть с себя усталость 30 лет, и прыгнул с Дворцового моста. И мы подобрали его внизу на «Гринде» и пошли все вместе отмечать юбилей, врубив «Тополиный пух, жару, июль».

Tags: Адмиралтейская панель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment