Хорошо быть замужем



«А я влюбилась, мама, - говорит мне Яся. - Точнее, даже не влюбилась, а очень увлеклась одним человеком. Он играет у нас в пьесе Тома Сойера и его зовут Макс. Дело было так: Жанна накричала на меня, потому что я не понимала, что мне надо было сделать на сцене. А я не понимала, потому что пропустила занятие, где репетировали сцену перед моей. И я не знала контекст. А мне надо было его понять. И Жанна накричала, я расплакалась, а Макс меня обнял. И сказал, что у меня все получится. И в этот момент он мне очень сильно понравился. И я подумала, что я влюбилась. Но не до конца, а до середины где-то. До уровня «я увлеклась Максом». А потом у меня получилось сыграть так, как хотела Жанна».

Это было неделю назад. А теперь продолжение. Твоя девочка выросла, мама.
«Мама, ты написала ВКонтакте, что у меня симпатия к Максу. Ты не подумала, мам, как это может на меня повлиять! А вдруг это прочитают те, кто со мной ходит на театралку? И что тогда? Они же узнают, что мне нравится Макс! Я очень, очень расстроилась!»
И я соглашаюсь. Говорю: «Прости, Яся. Я не подумала, что это может тебе повредить. Правда, не подумала. Я постараюсь так не делать больше».
А потом, когда мы уже обнялись, и Яся успокоилась, я говорю: «Но послушай, Яся. Как тебе может повредить то, что кто-то узнает, что у тебя симпатия к Максу? Это нормально – когда тебе нравится мальчик. Мне всю дорогу мальчишки нравятся, и я не стесняюсь им в этом признаваться. Могу признаваться словами, а могу поступками. Мне нравится ваш учитель в школе, А.В. – какой он клевый, и таких учителей редко встретишь. И я открыто ему говорю об этом.
Или мне нравится Егор и то, как он живет свою жизнь. Я восхищаюсь и учусь у него.
А еще мне сейчас нравится мой тренер Миша, как он меня мотивирует. И как умеет перестраиваться и спрашивать у меня советы в том, что я знаю, а он нет.
А еще мне нравятся ваши учителя по робототехнике – какие они увлеченные. И мои одноклассники нравятся – тем, что я смотрю на них глазами себя-школьницы и вижу их тоже школьниками, и тут же вижу сегодняшними. И горжусь тем, какими они выросли. И они мне нравятся те и эти. А еще мне нравится, когда мужчина не скрывается за маской супермена, а умеет быть уязвимым и открытым, без панциря. Я не вижу ничего плохого в том, что тебе нравится мальчик, и что он об этом узнает».

«Ага, - говорит Яся. – Ты только не подумала мамочка, об одном. Ты замужем, мамочка. И все мальчики, которые тебе нравятся, знают об этом. И воспринимают твою симпатию правильно. И безопасно. Они понимают, что у тебя есть муж, а они тебе – просто нравятся. Как люди. А я не замужем, мама! И мужчина может подумать обо мне совсем не то, что я хочу! Он мне, допустим, просто нравится! А он узнает и решит, что все. Что я влюблена по уши и хочу за него замуж. И испугается. Или наоборот, захочет на мне жениться. А мне это не надо! Он мне просто нравится! Не подумала, мамочка?»
А потом мы сидели и болтали о том, как хорошо быть замужем. За каменной стеной, откуда можно выглядывать и улыбаться симпатичным мальчикам.

Диапазон чувствительности зубочистки



А у меня дети выросли. И вот уже Гоша говорит за завтраком: «Мама, я все решил. Мой День Рождения будет на тему Гарри Поттера».

А потом Яся мне делает массажик, а я читаю ленту одним глазом. И Яся видит «Ты думаешь, как креветка и ведешь себя как гумно» и требует объяснений.
И я погружаю Ясю в контекст. Напеваю песню-исходник. Говорю о чувствах креветки.
И Яся подхватывает: «Да, я понимаю. В «Гарри Поттере» был такой момент: Гермиона рассказывает Рону о чувствах одной девочки – сколько всего она испытывает, а Рон говорит, что невозможно чувствовать столько разных чувств. И Гермиона говорит: «Конечно, невозможно, если у тебя диапазон чувствительности зубочистки».

И мы хохочем. И я рада, что дети родились и выросли. И вот мы уже можем смеяться об одном. И плакать тоже. Как говорит Е., шел 131 день зимы. И нас снова снег и зима-холода-все как будто изо льда. Но добро и весна снова все победят. Лишь бы мы не были зубочистками и креветками.

***
- Яся, - говорит Гоша, - я научился показывать "фак". Когда ты будешь себя плохо вести, я буду тебе это показывать.
- Гоша, - говорит Яся строго, - а кто и где научил тебя показывать "фак"?
- Не спрашивай, Яся, - говорит Гоша категорично. - Это совершенно, совершенно вылетело у меня из головы. Навсегда!

***
- Мама, - говорит Гоша, - а Яся еще не выучила уроки. Хорошо, что мне не надо учить уроки.

- Мама, - говорит Яся, - вот ручка, вот черновик. Давай напишем вместе стих. Нам задали стих написать.

И мы пишем стих. И ждем, что Ирина Владимировна напишет каллиграфическими красными буквами "ЧТО КУРИЛ АВТОР?"

На Парнасе нынче Солнце,
Ну а завтра снова дождик.
Жаль, что нет меня на Кипре
Там дождя и завтра нету.

Там, на Кипре, друг мой Дима.
Он редиска нехороший!
Он вчера туда уехал,
Ну а я сегодня в школе.


Но автор не курит, нет. Автор - точнее, все авторы - это же коллективное творчество! - провожали Димарика на Кипр. Димарик решил с Ясей математику и улетел. Но обещал вернуться.

Секс с инопланетянином в индийском ресторане



Яся – Мерфи Поттер. В спектакле про Гарри Поттера. Зачеркнуто. Что-то не то. В спектакле про Тома Сойера, вот. Впрочем, я опять не с того места. Максим все время говорит, что, чтобы прийти в точку Б, надо начать рассказ из точки А. А я опять начинаю откуда-то из далекого минуса, из-за поворота, из-за далеких далей - потому что мне терять нечего, а вдруг слушателям интересно.

Витрина гласила: «Секонд хенд. Англия. -40%». Я сложила щелчком самокат и спустилась по ступенькам вниз. Яся послушно пошла за мной, но все же уточнила: «Что нам тут надо?»

А у меня список дел в телефоне. И там костюм Мерфи Поттер. Темная просторная рубашка. Юбка в пол. И хипповские аксессуары. С аксессуарами проблем нет. А с хипповской рубашкой – да.

Я сказала – то ли Ясе, то ли продавщице: «Темная рубашка для Мерфи Поттер». Яся стала стягивать с себя комбинезон. Я, игнорируя голод и нерв, бросилась грудью на амбразуру секондовских рубашек.

Через полчаса и 270 рублей костюм Мерфи Поттер был у меня в кармане. Минус пункт из плана.

От тысячи оставалось еще 730 рублей, они жгли карман, и потому мы с Ясей зашли в соседнюю с секондом дверь, где находился индийский ресторанчик. Аутентичная музыка, «Намасте», яркие краски, ковры-подвески-колокольчики, официантка со звездой во лбу и индийском сари, идеальная атмосфера для перезагрузки.

Перезагружаться было от чего.
Накануне Яся сказала, что ей понравился спектакль для подростков, на который мы сходили. Так понравился, что она смогла сделать правильные выводы. «Мамочка, там в спектакле была девочка, у которой были проблемы в школе. Но она не смогла наладить контакт с мамой, и все закончилось плохо. А была девочка, которая попала в плохую компанию, стала воровать, попробовала наркотики, но из-за того, что она рассказала все родителям, все закончилось хорошо. Послушай, мамочка. Я тоже тебе решила кое-что рассказать. У меня неделю назад… Или две недели назад… У меня во рту появилась такая штука… Под языком. Я боялась тебе сказать, потому что не хотела беспокоить. Вдруг я умираю. И вот сейчас решила сказать. Чтобы у меня, как в спектакле у той девочки, все хорошо закончилось».

Я посмотрела Ясе в рот, офигела, и мы поехали к стоматологу. Стоматолог направила нас еще к двум врачам. Хирургам. А дальше я сделала фоточку этой подъязычной хрени и скинула еще двум врачам.

К утру у меня в телефоне был предполагаемый диагноз, три телефона детских хирургов из челюстно-лицевой хирургии, еще пара явок, пароль «Я от Андрея Андреевича, ну вы помните», направление в больницу Раухфуса и кредитная карточка Максима в качестве подушки безопасности.

Утро мы с Ясей провели в приемном покое больницы Раухфуса. Диагноз подтвердился, сердце слегка успокоилось, и оказалось, что хрень неприятная, но не опасная, и что прежде, чем ее удалять хирургически, можно поколдовать и понаблюдать, авось рассосется. В смысле редуцируется сама. Дальше мы поднялись на отделение. Вокруг было торжественно. «Чистенько, но скромненько» - как в Эрмитаже глазами нового русского из 90-х: мраморные ступени, мемориальные таблички, прославляющие принца Ольденбургского, панорамные окна, высоченные потолки, широкие коридоры и рваные простыни, которые мамочки просили заменить на более целые.

Врач на отделении сказала, что не будет заглядывать Ясе в рот, пока мы не принесем официальное направление на консультацию от педиатра на Парнасе.

Я кивнула, отошла в сторону и достала из кармана козырь. Позвонила еще одному врачу с этого же отделения. Описала ситуацию и сказала, что готова показать деточку за деньги. Вдруг он увидит во рту у Ясечки что-то интересное для себя. Врач улыбнулся мне в трубку (я буквально ощущала эту улыбку) и сказал: «Знаете, вам повезло. Сегодня в приемном покое дежурит очень хороший врач. Он – мои вторые глаза. Я ему настолько доверяю, что у меня нет причин сомневаться в том, что он сказал. Идите, выдыхайте и наблюдайте за вашей хренью. Если не рассосется, то приезжайте. А пока на сэкономленные на консультации деньги побалуйте себя и ребенка».

«Себя» мне понравилось даже больше, чем «ребенка». И вот.
Мы сидели в ресторанчике. Я листала меню и думала о том, что бы мне сейчас зашло на ура. Жалко, в рюкзаке не было фляжки. А в вегетарианском ресторане алкоголь не предполагался. Максимум – имбирный напиток с мятой. Его пила Яся, мне не хотелось.

Я листала меню, Яся сидела напротив и изучала настольные игры в столе. Там были шашки, «Алиас» и куча всего прочего.

Наконец, я выбрала то, что меня устроило. Суп-пюре из цветной капусты. Котлетки из брокколи. Еще какая-то разноцветная фигня под соусом. Простите скудный русский язык. То хрень, то фигня. Я понимаю. Но тут поправка на нерв и на то, что я не сильна в диагнозах а-ля «Ранула» и в индийских блюдах.

Я протянула меню Ясе. Яся подняла на меня глаза и сказала: «Мамочка, кажется, нам пора поговорить о сексе».

У меня немного задергался левый глаз. Признаюсь - поговорить о сексе – это как раз то, что мне хотелось сделать в этот день. Мне как раз было маловато эмоций и хотелось добавить перчика в этот денек.

У Яси в руках были красные карточки игры «Правда или действие». Я глянула – и офигела. Ну да. Подходящий момент поговорить. «С кем из мультипликационных героев вы бы хотели заняться сексом», «Сколько в среднем длится ваш сексуальный акт» и «Вы бы хотели заняться сексом с инопланетянином?»

Жалко, что фляжки в рюкзаке нет. Но что уж. Се ля ви.

Никогда не знаешь, откуда твоя деточка достанет карточки с вопросами, чтобы нокаутировать мать.

Сижу в интернетах. Подбираю гомеопатию для подъязычной хрени (Mercurius или Calcarea в разведении 6) и подходящую литературу для деточки. На случай, если личных познаний не хватит. Пора.



Ледовый спектакль Ильи Авербуха "Малыш и Карлсон"



Максим говорит вчера: «Гоше не рано еще на «Малыша и Карлсона»?»
Я посмеялась даже.
Как Гоше может быть рано на «Малыша и Карлсона, который живет на крыше?» Он же фанат ледовых шоу Ильи Авербуха. Он не смотрел «Ромео и Джульетту» - ну так не по возрасту пока). Зато смотрел «Алису в стране чудес»! И «Щелкунчика»! Он же знаком с Алексеем Ягудиным – времен, когда четырехкратный чемпион мира был Мышиным королем и разрешил Гоше подергать его за хвост.

И это было счастье.
Все это – это было настоящее счастье.
И ожидание спектакля, когда рассматриваешь декорации и не терпится, и волнение, когда все началось – и свет, и проекция на льду («Мама! Паровозик едет!»), и Малыш – Мария Петрова, и Фрекен Бокк – Алексей Тихонов («Мама, это не настоящая Фрекен Бокк, это мужчина, я догадался!»), и Алексей Ягудин, который вдруг превращался в воздушного гимнаста, как положено настоящему Карлсону, и мама Малыша – Елена Бережная.

Илья Авербух привык удивлять зрителя. И тут удивлял тоже. Я не могла оторвать взгляд от ледовой арены, а когда переводила взгляд на Гошу и видела его открытый рот и широко открытые глаза: «Ой! Карлсон улетает по потолку!» и «Ой! Как они крутятся!» «Они светятся, мама! И сидят на Луне!» - не могла оторваться снова. Потому что это было про волшебство наяву. И про сказку, в которую верит твой циничный сын, который уже умеет читать, сомневается в том, что Дед Мороз существует и говорит: «Я приготовил пранк для своих сотрудников в детском саду!» А тут: "Мама, это же фокус! Как она так быстро переоделась? Ой, и еще раз!" и "Мама, хлопушки!"

А я была счастлива – видеть любимых олимпийских чемпионов. Видеть любимую сказку. Вспоминать Стокгольм – где мы с Ясей смотрели на дом, где жил Карлсон. Где катались на паровозике в Юнибакене.
Счастлива удивляться и хлопать так, что отбила ладони. И счастлива тому, что зал не расходился и не спешил - а хлопал тоже. Дольше долгого.

Счастлива героизму спортсменов, о котором так-то не принято говорить. Они прилетели в Питер, а багаж не прилетел. И выступали не в своих коньках. Я не знаю, как прыгать тулупы и аксели в чужих коньках. Нет, я и в своих-то не знаю как, а в чужих…

И, да. Половину антракта Гоша провел в зале. Ну потому что нет для мальчика большей радости, чем смотреть, как машина выезжает заливать лед. «Мама, мне это очень важно наблюдать. Я может потом тоже буду такой машиной управлять».

Браво, спортсмены и артисты, подарившие Петербургу праздник! Было хорошо! И как мы будем рады новой встрече!

#ледовыйспектакль, #малышикарлсон, #ильяавербух, #еленабережная, #алексейтихонов, #марияпетрова, #алексейягудин, #ягудин, #авербух, #бережная, #ледовоешоу, #юбилейный

Не дала



Если по-хорошему, надо щедрее быть ко времени. Но нет же. Знаю, что на лифте вниз 3 минуты. До метро на самокате 6 минут. И в метро 23. И на эскалаторе наверх 3. Итого 35. Остается 5 минут доехать от метро до театра. И пара минут взлететь наверх, сдать самокат и куртку.
Писала интервью. И не могла остановиться - страсть как важно было дописать. Время уже перевалило за 6 часов. Но все помнила про сложенные в столбик минутки. Потому выключила компьютер в 18-10. И еще 5 минут носилась суетно, суматошно по квартире. Отдавая детям ЦУ, сдабривая их винегрет маслом, включая им фильм на компьютере и русский, русский, урок по скайпу. Русский до фильма, дети. Сначала русский. Потом настолки. Потом фильм.

Вылетела, наконец, домчалась до метро, долго не было поезда отчего-то.
Понятно отчего – суббота. Минуты три прошло даром. Наконец, пришел. П
осмотрела на часы и поняла – нет тех резервных 5 минут от метро до театра. Как хочешь выкручивайся.

…И тут – финишная прямая - Он. Сидит на скамейке на Гостином дворе. Не помню, когда и виделись крайний раз. Может, лет 11 назад, еще до обоих детей? А может, лет 7. Между Ясей и Гошей. А сейчас сидит – поседевший, соль с перцем, и вдали, как в фильме каком, сценарист обо всем позаботился – часы. Вмиг обострилось зрение: 18-55. Ёлки. И нельзя не остановиться.

Есть во мне что-то человеческое. Я не скажу, как его зовут. И фамилию не скажу. Ну потому что. Потому что мир тесен, а Питер еще тесней. Пусть будет Сережа, вот.

***
Мы познакомились жарким питерским летом.
Я была хороша той юной безбашенностью, которая сносит крышу. Безбашенность формата белых ночей, помноженная на нежный бархат кожи, дерзкий взгляд и глубокое декольте.
Я работала экскурсоводом на набережной. Он притормозил рядом. Подмигнул. Сказал, что на экскурсию не хочет. Сам может экскурсию провести, если что. По Петроградке, например. Сказал, что его зовут Сергей. Фамилию не назвал. Удивился, что я его не узнала: «Ты что, футбол не смотришь?» После института, когда до замужества было как до Луны, я футбол не смотрела. Каюсь.

Пригласил на свидание, что ли. У него уже был мобильный телефон. У меня не было. Он дал номер, кажется. Или мы условились заранее, где и когда.

Он был совсем не в моем вкусе.
Совсем. Не. В моем. Вкусе.

Collapse )

Нет проблем



В чем разница между «Папа остался с детьми» и «Мама осталась с детьми»?
О, я сейчас расскажу.
Допустим, папа остается с детьми. Ему убористым почерком пишется расписание детей. В коридоре складывается товарный вагон сменок, рюкзачков с провизией, карточек и прочего.
В холодильнике по полочкам раскладывается меню.

Нет, папа и сам может что угодно – пельмени там сварить, вареники или макароны. Но он предпочел бы иметь готовое меню на весь день.
И ты приходишь вечером, а он выдохшийся, поблекший, усталый. Смотрит в твои глаза: «Ну, как прошел день? Отдохнула?», оживает на ходу, впрыгивает в джинсы и хлопает дверью: «Мне надо проветриться после такого дня!»

Что бывает, если дома осталась мама?
Первый раз будильник звенит в 7-20. Мама просыпается с неудовольствием и безысходностью. Но не ропща на судьбу. Потому что ночь выдалась нескучной, и буквально час назад она сняла с себя сына. Он решил, что кровать два метра шириной достаточно узка для того, чтобы там нашлось место ему. Потому лег на маму сверху и укрылся. Получился гамбургер: кровать-мама-одеяло-сын-одеяло. Когда ты часть гамбургера, сны снятся так себе. Не доспала. Но шансы на лучшее есть всегда.

Встала, разбудила дочь, помогла одеться, покормила, заплела, проверила карточку-деньги-сменку и отправила на занятия в кинолагерь.
Завела будильник на через час. Легла.
Встала в 8-55. Загрузила компьютер, включила на запись урок по скайпу, дозвонилась дочери, узнала, что та добралась хорошо, легла. Завела будильник на через час.
Встала. Поняла, что болит голова. Даже очень. Выпила кофе. И крепкий чай. Поняла, что отпускает. Приготовила завтрак сыну, развесила белье.
Поработала за компьютером. Похвалила сына за хрень (зачеркнуто) невероятную штуку, которую он собрал из Лего за полтора часа.
Провела с ним эксперимент с яйцом. С куриным, в смысле. Куриное яйцо осталось без скорлупы - вынь да положь. В смысле восхитись и сними видео. Done.

Встретила племянника. Поболтали, пообнимались, что-то перекусили.
Отправила мальчиков погулять.
Через 20 минут выслушала большой спич на тему ветра и неожиданно больного плеча у сына.
Включила режим «спокойствие и равнодушие», когда мальчики стали играть в войну и стрелять друг в друга пульками.
Поработала. Позанималась с сыном логопедией. Логопед не думает даже скупиться на творческие занятия. Сын рычит: «Грохочет гром! Маршировать по дороге с оркестром! Разгружать грузовик! Конструировать трактор!»

Посмотрела на часы. Встала и пошла на тренировку.
На тренировке внезапно обнаружила, что растягиваешься лучше всех. Лежишь грудью на полу – лишь бы доспать не доспанное, когда остальные тянутся к земле. В ушах слышишь чей-то ироничный голос: «Тут дело в груди, а не в растяжке». Отвечаешь этому непонятно кому едко: «Нет, в растяжке». И дальше - подколенные связки тянет как-то особенно - ведешь внутри себя диалог про гибкость. Про то, что тело - это ответ психологии. Ты гибкая. Ты можешь быть такой, а можешь сякой. Любой. Да пребудет с нами гибкость.

Возвратилась домой. Покормила уже трех детей. Мальчиков борщом (там, в пункте, где ты «поработала за компьютером», как-то сам собой сварился постный борщ), девочку накормили в лагере. Она ест подножный корм.

Проверила, что дети укоплектовали посудомойку и пошла работать.
Дала детям 3 самоката и 200 рублей. Они, конечно, рассказали, что 200 на троих плохо делится, но это их проблема.
Работала, не щадя живота своего. Честно дописывала интервью до финала. Запивая его витаминками и цитрусовым соком. Да, диатез на щеке и на руке при этом чесался. Но зато сонливость проходила.
Загрузила детям на компьютер детский фильм. Урок по скайпу. А на кухонный стол – овощи для винегрета. Пусть готовят себе мамонта сами.
Дала ЦУ и унеслась в театр. Согласовывая по пути с дочкиным руководителем кино-каникул план на завтра.

В театре отключилась от телефона и от мира. Жила там, в мире Бунина и Цветаевой. И счастливо жила, что уж.
Выбежала в томный субботний подмороженный красивый Невский. Слетела на самокате в переход, за полчаса добралась до дома.
Дома был Час Земли. Выключен свет. Дети с фонариком играли в прятки в темноте, берегли экологию и электричество. Давали понять инопланетянам, что у нас тут осознанный флэшмоб, можно присоединяться. Выключайте свет на своих тарелках, присаживайтесь на Парнасе, мы и вас найдем.

Пила чай вприкуску с новеллами Бунина. Сразу накрывало осознанием, сколько в спектакле было режиссерского. И что Бунина на спектакле явно не хватало. Здесь бы оценил. Здесь бы, может, поспорил.

Уложила детей. Двоих в кровати, третьего в спальник. Попутно убедилась, что они поели. Помылись. И разобрали игрушки. Что вообще - все нашлись - в шкафах и под кроватями. Никого не забыли. Выслушала, что они сделали русский, посмотрели фильм, поиграли в настолки и еще порисовали. И очень, очень тебя любят. Прямо очень. Но когда папа придет?

Села и написала рассказ про то, что тикает в мозгу. Про встречу длиной в минуту и размером в четыре страницы а4.

Потом пошла гладить рубашки мужа и сына. Мысли – хоть даже рассказ дописан – пульсировали в голове.
Села и написала этот пост. Составляя план на завтра. Там сложная логистика. Но мы легких путей не искали.
Осталось немного. Помыть пол во всем доме – детские проделки даром не проходят. Прочитать интервью на свежую голову. И написать пост про спектакль. Или уже все сказано? Крутой был спектакль. И день хороший. Что ты мама, это я дежурю. Я дежурный по апрелю. То есть по концу марта. И по детям.

А тут и папа детей пришел. Пахнет по-мужски, по-субботнему. Обнимается. Говорит обнадеживающе: «Ну, завтра моя очередь. Завтра я с детьми посижу. Хотя… У тебя завтра планы с Ясей, да? Тогда я с Гошей посижу, нет проблем».

Нет проблем.

Цветы проходят сквозь землю



Гоша тертый калач.
Психолог №1.
Логопед.
Психиатр.
Психолог №2.
(Причем – ну не будем же лукавить! – вопросы у всех специалистов примерно – плюс-минус – одного толка. Есть нюансы, но на 60% они у всех совпадают).

Я уже могу книгу выпускать по мотивам прохождения Гошей всех специалистов. Или две. Первая – мануал для родителей. Вторая: «Психологи сами психи».

Так да, Гоша близок к финишу. Глава «Дефектолог».

- Гоша, как называется место, где зимует медведь?
- Мама точно знает. Если мне надо будет, она мне подскажет.

- А сам?
- Сам я не помню уже. Пусть мама мне подскажет начало слова, а я скажу конец. Я хочу так!

- Нет, так не пойдет. Скажи тогда, как называется домик белки!
- Дупло!

***
- А какое сейчас время года?
- Весна.

- Расскажи, что происходит весной?
- Цветы проходят на улицу через землю.

- А птички?
- Птички чирикают.

- А гнезда они вьют? Зачем они вьют гнезда?
- Чтобы в них жить.

***
- Ты знаешь, что такое капель?
- Не очень.

- А если подумать?
- Вспомнил. Это когда что-то капает из сосулек.

***
- Было три конфеты, ты их съел. Сколько конфет осталось?
- Одна.

- Почему одна?
- Она у меня под подушкой лежала, это отдельная конфета.

- А сколько будет 5+1?
- Это мне неинтересно. Я могу сказать, сколько будет 5-1. Но ладно… Если вы хотите, то я посчитаю. 6!

***
- Как называется еда, когда ты утром просыпаешься и ешь?
- Обед.

***
- Скажи, кто лишний? Волк, корова, кошка, собака!
- Волк!

- Почему?
- Он хищный, а остальные травоядные.

***
Там еще было два рассказа по картинкам, оба хорошие. Первый про Зайца и Снеговика.
«Слепил Заяц снеговика. Приделал ему нос-морковку. По лестнице специально залез. И тут наступила весна и выглянуло Солнце. Снеговик начал таять. И Заяц съел морковку тогда. Потому что расстроился и решил себя чем-то утешить».

И второй.
«Ежик залез на дерево. Не знаю, он нормальный был? Не уверен. Но залез. Сидит.
Сидит ежик на дереве. Смотрит на яблоки. И тут он решил яблоки приколоть к своей спине. И прыгнул вниз. Удачно прыгнул. Даже очень удачно! Конец.»

60% вопросов были от прежних специалистов. И Гоша в этом случае очень внятное впечатление производил. Сидел под столом, правда. Потому что консультация длилась час, а он устал через 15 минут. Но дефектолог заглядывала под стол, показывала Гоше карточку с 4 рисунками и просила их нарисовать по памяти. И говорила мне: «Ну что вы, мамочка. Он готов к школе, вы видите? Иначе пересидит в саду, и придете ко мне с проблемами с мотивацией».

Гоша рисовал звезду и гриб. Не в тех клеточках, что надо. Дефектолог смотрела на меня и говорила: «Надо развивать память. Давайте ему 10 слов, надо, чтобы он их мог воспроизвести. Или 10 рисунков.

Я сказала: «Давайте я вам сейчас дам 10 слов. Или 10 рисунков. И вы их мне воспроизведете».

Но дефектолог сказала: «О, нет. Я сейчас вашу карту заполняю, мне некогда».
Такие дела.



Весна и корпоратив в LittleOne.com



История о том, что вдруг настала весна. И солнце снег растопило, и в душе дрогнуло, и в вену впрыснули весну.
И вдруг случился корпоратив #littleone - потому что есть повод. Потому что весна. И потому что вместе мы сделали что-то невероятное, и посещаемость сайта littleone.com сегодня максимальная за все годы существования сайта. А интервью с Лилей Ким - это вообще бомба и must read. Неужели не читали? Читайте тогда срочно !

И вот, весна. Запеченные мидии ("Давай-давай, я фоткаю! - говорит мой редактор и подруга Танька. - Хочу передать твой вид "я устала от мидий, у меня пост, я их каждый день ем!") и всякое другое прекрасное. Женский круг. Понимание, что каждая растет над собой вчерашней и позавчерашней. Шутки - на грани #cosmo. Про штучки-дрючки (простите, вырвалось) и все подряд. Просеко. Еще просеко. Еще просеко.

Нет, я не пью шампанское, и пузырьки просеко не шекочут меня изнутри. Но ощущение, будто щекочут. Потому что когда смотришь на Ксюшу, ребенка Литтлван - которая внезапно выросла, и вот уже работает рядом с тобой и говорит: "Меня переманивает Яндекс, но я хочу развиваться вместе с ЛВ" - это щекочет и мурашит.

А за окном весна - питерская весна, синий троллейбус, выросшие мальчики с бородами за соседним столиком, поглядывающие в нашу сторону и ищущие повод. И снова смех. И немного - как обойтись? - немного рабочего: что в планах, что сдвигается, кого ускорить и какой крутой поворот придуман в том интервью, которое скоро выйдет.

И Алиса. Алиса. Алиса, с которой все началось.

***
Ехала домой на самокате сквозь весну - и была счастлива. Захотелось даже выкраситься в синий цвет, как тот троллейбус.

Круг безопасности



Такая история.
Такая жизнь.
Мы были знакомы тыщу лет примерно.
Все началось тогда, во времена ЖЖ.
Лена gizmon была первым кругом моего ЖЖ. Через друг друга мы трогали наощупь мир, интернет и отношения с мужчинами мечты.

Я рассказывала байки на тему #Полярный - крошечными эпизодами, вспышками в памяти, до момента, когда паззлы соберутся в рассказы, а рассказы - в книжку - было еще далеко.
Лена рассказывала о своем детстве на крайнем Севере. Там, по другую сторону Уральских гор. Рассказывала про мороженую бруснику, которую так вкусно было залить сгущенкой - и не было лакомства лучше. И я шла в магазин за сгущенкой и доставала из морозилки бруснику.

А потом случились мужья. Потом я забеременела. Родила девочку. Потом Лена забеременела. Родила мальчика. Потом мы поменялись козырями. И мальчик достался мне, а Лене девочка.
Причем мальчиков мы рожали дома. А девочек нет.

***
Так интересно, когда мир сходится в одной точке, и Лена пишет: "Давай, я приеду к вам в класс из Москвы и проведу Ясиному классу урок про интернет-безопасность?"

И вот. Сказано - сделано.
Это был очень крутой урок. Очень нужный. Было много честности и вопросов - тех, что не задашь (почему-то) родителям. И ответов на непростые вопросы.

И крутое событие. Пишу и мурашит. Все началось тогда, тыщу лет примерно назад. 2006 год.
И вот. Встретились, поговорили.
После урока говорили - и чувство, что знакомы были всю жизнь.
И точно не изменились с того времени, когда был ЖЖ.

Спасибо, Лена, благотворительный фонд #бытьмамой и кругбезопасности.рф

Один мой день



Ладно, я расскажу, что мы успели сегодня сделать.
Утро началось в 8-30 – у Яси в 9-00 был урок русского по скайпу.
Я легла досыпать, включив Ясе комп и открыв домашку.

Проснулась в 10-30, приготовила завтрак, села разгребать что-то за компьютер. Там много всего. Садишься – и погружаешься в пучину. Ответить, подумать, заказать, обработать, загрузить.

Обработала вчерашние фотки с урока про интернет-безопасность, сделала маленькое видео, написала пару постов и ответила на почту.

Поняла, что надо планировать апрель, стала смотреть расписание #умныйпетербург на #большаямедицинскаяпрограмма, теперь ждем с нетерпением апреля – Гоша и Яся, после прежней программы «Хирургия», спят и видят.

Еще увидела, что в Большом театре кукол на каникулах будет театральный фестиваль «Маленький сложный человек» http://newkidsfest.ru/ - на «Вафельное сердце» и «Мой дедушка был вишней» билетов уже не было. Но были на «Я – есть», пойдем, купили билеты.
Внесла список мероприятий в свое расписание на следующую неделю.

Позавтракали семьей.
Отправила Ясю на робототехнику. Она начала писать новую программу, программисточка счастлива.
Написала список покупок Максиму.

Оделись и полетели с Гошей на самокате к дефектологу.
Дефектолог принимала час. Это отдельный постец. Гоша устал. Я тоже.

Долго ждали маршрутку. Когда дождались, Гоша в ней уснул. Как я люблю.

Встретились с Максимом у магазина рубашек. Максим успел закинуть Ясю в воскресную школу.

Пообедали втроем. Купили Максиму 2 рубашки. Он перемерил, допустим, 8. Мне две футболки – обычных. Яся сказала «Красивые футболки».
Дома стало ясно, что Максимины рубашки так себе. Мои футболки норм, а его рубашки надо сдавать. То, что выглядит в кабинке норм, в жизни может оказаться не норм. Ну потому что стандартные рубашки Максиминого размера трещат по швам от его плечей, бицепсов и грудной клетки. За минувший месяц треснули две, да здравствуют дорогие бутиковские тряпочки для протирания окон. А ночнушки формата 56 – они ночнушки. Ааааа. Расстроилась слегка. И то, что сдавать, и то, что искать такие же, но с перламутровыми пуговицами.

Поехали с Гошей в воскресную школу.
Максим отправился к А. за посылкой для нас и к сыну Феде за гитарой.
У Гоши были прекрасные уроки, и все сказали, как он вырос. И он соскучился по всем – мы пропустили с разъездами несколько занятий.

Когда у Гоши закончились уроки (а у Яси продолжались), пошли с ним в канцелярский магазин выбирать ручки-карандаши, в онлайн-группе подготовки к школе дали задание.
К сожалению, на пути встретился бутик. Такое с девочками бывает. Идешь – а на пути бутик, и там кофточка по цене крыла боинга, все дела. И чо делать. Расстроилась опять. Лучше б не покупали ручки-карандаши (смайл).

Гоша расстроился, что я расстроилась и потребовал мороженое. Ему полегчало, мне нет. На фиг углеводы вечером и вообще пост.
Зашли за Ясей в воскресную школу. Сели в такси. Приехали домой.
Я загрузила в духовку запекать еду. Если запечь любую еду в духовке, будет вкусно. Получилось вкусно. Но углеводы, сука.

Гоша бренчал на гитаре.
Яся с Гошей делали опыты – домашнее задание из Умного Петербурга. У них была синяя кола, и им требовалась лимонная кислота. Кислота была. Но Максиму она тоже требовалась. У него тоже были опыты. Весенние опыты по самогоноварению.

Дальше Яся смотрела «Гарри Поттера», 4 серия. Я легла спать на часик. Снилось, что я сочиняю песни, но некому рядом было записать слова – они улетали из сна в никуда и накрывало отчаянье – что еще минута, и мелодию я тоже забуду, потому что синтезатора дома нет.

Думаю, это все Фрейд и кофточка. Что теперь я даже песен не пишу, все сквозь пальцы уплывает в туман и похоже на обман.

Поговорила с мамой по скайпу. Мама дала задание найти мой древний текст про то, как братки на Рэнджровере приехали к нашей бабушке по просьбе папы раскидать снег перед домом – бабушка жаловалась, что все завалило. Но связи с деревней не было, братки выглядели как братки, бабушка их не пустила. Пришлось браткам прыгать через забор и чистить снег. Почистили и укатили. Бабушка потом звонила папе и благодарила.

Этот текст не нашла. Нашла другие.

Ну и по мелочи. Теперь посудомойка моет посуду, стиралка крутит белье, дети уснули, я сажусь работать. Ну потому что если завтра хозяйка бутика не проснется и не решит устроить скидки, то вариант один – заработать. Иначе так и будет кофточку носить афроамериканский манекен. Спать в ней и есть. Об этом ли она мечтала. И он.

Хотя я поговорила о кофточке с девочками из психотерапевтической группе. Вынесла "можно что угодно, в крайнем случае окажется, что не прокатило". Сама теперь смеюсь. И кофточка теряет значимость, теряет значимость, теряет...

Но не очень.