Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Самый верхний пост. Действующие лица и исполнители.

Это дневник о том, как найти прекрасное в каждом дне. Даже непростом.
Дневник для личного психоанализа. Поразмыслишь, скинешь напряжение с кончиков пальцев, отыщешь прекрасное - и едешь дальше.
Дневник мамы и жены. О детских перлах и ежедневных открытиях.
Дневник для общения. Мне важно, что скажете вы, посмотрев на меня со стороны.
Дневник-фиксация. Я была. Я есть. Я буду.

***
Меня зовут Ира Форд, и я журналист. О том, как меня в детстве дразнили Чебурашкой, подробно написано в юзеринфе. А о том, как я стала Ирой Форд, рассказывается здесь.

(Связаться со мной по вопросу написания статей можно. И нужно! Моя электрическая почта - neecaСОБАКАyandex.ru).
Я пишу в «Космо», «Космо-Питер», на портал петербургских родителей Литтлван (http://www.littleone.ru) и в другие, менее громкие издания пишу с большой любовью и удовольствием тоже.
Я пишу на самые разнообразные темы, исключая политику.

В качестве образца моих работ вы можете почитать мою статью «Сколько стоит ребенок?» в «Космо».

Моего мужа зовут Максим, и он считает, что я дивная красотка и не менее дивная дурында. Мужчинам свойственно заблуждаться.

Наша дочь Яся родилась в ноябре 2008 года. И это наше самое большое счастье. Непонятно, как мы жили раньше.

Наш сын Гоша родился в июле 2012-го. И вообще не ясно, как мы раньше жили без Гоши.

Collapse )

***
Если мы еще не знакомы, и вам понравилось у меня в гостях – дайте знать. И тогда вы узнаете, что случится с нами завтра, послезавтра и много дней спустя.
Если у вас есть вопросы и предложения - вопрошайте и предлагайте. И я несомненно отвечу.
Если у вас есть иные «Если» - пишите их в комменты.
И, да! Ко мне на «ты»!

***
Да, и еще: если вы хотите стать волшебником в голубом вертолёте - сделайте это вот прямо сейчас. Есть Марина Бушкевич и 5 её детей - по ту сторону экрана. И есть вы - по эту. Если протянуть руку, получится хорошо. У Марины непростая история. Ваша рука точно не помешает. А мир добрее и счастливей станет. Несомненно.

Барев



Как бывает? Садитесь в полночь в свой поезд (вот твой билет, вот твой вагон).
Усталость дня (мне только б застелить постель и уснуть) тут же смывает рукой. Потому что с полки на полку скачут дети. Соседи делят курицу и бьются яйцами. Проводник требует провожающих выйти из вагона. А ты счастлив тому, что в рюкзаке у тебя есть фляжка. Три глотка – и мир еще прекрасней и удивительней, чем прежде.

А дети скачут. Уже поезд тронулся. Уже курица финалится. А они скачут. И в какой-то момент ты понимаешь, стоя в проходе и созерцая все это великолепие – и твой ребенок тоже скачет во всей этой каше. И ты пытаешься сфокусироваться и понять, какие полки тебе предстоит прямо сейчас заправить, но вместо этого твой фокус улавливает: «Ара!» Пауза. «Инчу!» Пауза. «Барев!»

И сразу мир приобретает понятные очертания. И понятно, что скачут с полки на полку Роберт и Карен, а мать их, Нарине, вглядывается в мою улыбку и говорит: «Армянка?»
Я улыбаюсь: «Барев!» и поворачиваюсь выигрышным профилем. Она настаивает: «Армянка?» Я отвечаю по-армянски. И в голове всплывает фраза, которой я уйму лет назад встречала в Таганроге с работы Армена. Армен во время той войны снимал комнату у бабушки.

«Инчпесе ко танкагин арохчуцюне?» - спрашиваю я. Нарине смеется, предлагает поменяться полками, и вот уже мне понятно, что именно мне предстоит заправлять. И три глотка из фляжки делают мир прекрасным и удивительным. И Роб скачет. И Яся смеется. И Нарине названивает родителям и говорит о том, что в поезде армяне, все ОК. А мне хочется одновременно отбить телефонограмму Наринэ Абгарян. Мол, мир тесен. Все под контролем. Шнурагауцю. Дети скачут. Планета крутится. Поезд мчит нас сквозь лето.

В этот момент откуда-то сбоку появляется молодой парень с раскосыми глазами в тюбетейке. И говорит с акцентом: «Пока вы тут… Это… Я в тамбур».
И это выглядит как интернационал. С одной стороны. А с другой – меня уже не остановить. И я смотрю на него и улыбаюсь: «А вы не армянин!»
И у парня на лице сначала непонимание – все ж не на родном языке сказано. Он догоняет, уточняя на всякий случай: «Почему?» Потом паника: «Правильно ли понял?» Потом до него доходит. И мы все вместе смеемся. И он смеется: «Да! Не армянин! Если только в душе чуть-чуть!»

Парень уходит, а Нарине выкладывает мне свою жизнь как на ладони: «Да, видишь, я только парней умею рожать. Как тебе удалось родить такую дочь? И дочь, и блондинка, и голубоглазая? Как? Я так хочу дочь! И муж хотел тоже! Но я, видишь, только парней рожаю!»

Утром (Роб и Карен не скачут уже, выдохлись и спят на своих полках в позах взмыленных и выдохшихся арабских (чуть не написала армянских) скакунов). Нас с Ясей встречает на вокзале папа. И мы едем на овощебазу. Спасать те самые армянские абрикосы. Покупаем ящиками, конечно. Варим варенье. Учим армянский. Без него никуда. Мы же все тут армяне.

Нам есть где заниматься языковой практикой: армянин Гайк держит ларек в нашей деревне. Он отличный маркетолог - около ларька построил две скамейки, из ящиков соорудил стол, на стол водрузил шахматы.

На ларьке объявление о скидках: «Скидки предоставляются многодетным семьям, сотрудникам силовых структур и тем, кто обыграет меня в шахматы».

Яся планирует выучить, как ходит конь, стать как минимум Ясей Каспаровой и иметь максимальные скидки из возможных. Или привезти сюда одноклассника Сережу Ж., и пусть он обыгрывает Гайка, а она будет получать скидки и преференции.

Но пока с шахматами у Яси не очень, выяснилось, что у армян правила игры меняются по ходу пьесы. Яся пошла за мороженым, которое по ценнику стоило 41 рубль, и принесла сдачу 2 рубля: «Гайк сказал, что блондинкам скидка 2 рубля, а я как раз блондинка».

Еще Гайк каждому ребенку, делающему покупку, дает в подарок шипящую конфету, и у детей мотивация бежать в магазин за покупками. И мне плевать на кариес и это все. Мне важнее то, за чем дети бегут к Гайку.

***
Здесь нет морали. Здесь про любовь. Про тревогу. Про юмор. Про мир. Про то, что планета крутится. И это круто слышать «Ара! Барев! Инчу! Роб! Карен!» и дальше что-то такое, что ты можешь перевести только сердцем. Ну мы же все немного армяне. У нас там внутри прошивки специальные. А у меня еще выигрышный профиль бонусом.

«Мальчики, скачите, сколько хотите. Вам всю жизнь скакать! Скачите, а я всю жизнь буду вами годиться, мальчики. А прямо сейчас съешьте вот эти бананы, чтоб они не пропали до утра, мальчики. Скачите, но ешьте. Вам нужны силы. А бананы могут сгнить. И это. Тут еще абрикосы. Мальчики.
Мальчики. Как же быстро вы растете. Абрикосы не поспевают за вами. И я тоже. Мальчики».

"Остров на Птичьей улице" Ури Орлев



Ох-хо-хонюшки.
Дочитала вчера, перестав дышать на полтора часа, "Остров на птичьей улице". Мне очень страшно. Детская книга, которую выпустило мое любимое издательство Издательство САМОКАТ - и совсем не детская тема, и совсем не детские страхи, и вообще все недетское. Мышонок Снежок детский, и только.

Вот аннотация: "Алекс, герой этого рассказа, скрывается в развалинах разрушенного бомбежкой дома в Варшавском гетто почти с самого начала войны. Этот дом мало чем отличается от пустынного острова, но именно в нем Алекс дожидается возвращения своего отца. Так долго, что Алекс уже почти перестает верить в его возвращение. И все это время он добывает себе пропитание совсем один, как Робинзон Крузо, собиравший себе дом из обломков кораблей. За остальным миром Алекс наблюдает через бинокль - там, за подвальным окошком, люди подчиняются жестоким законам немецкой оккупации, но не скрываются. Дети идут в школу каждое утро… А Алекс - один, с ним только его мышонок Снежок, роман "Робинзон Крузо" и надежда. Надежда снова увидеть отца".

Ну понятно, я читала что-то про гетто. Что-то видела по ТВ. Но здесь гетто глазами ребенка. И словами, в которых выключены эмоции. Где ужас останется на последующую жизнь: а сейчас есть, спать, смотреть в окно, любить - и ждать папу. Во что бы то ни стало.
И все это так страшно, так нечеловечно, что я даже не слезинки не проронила. Не хотелось плакать. Потому что и Алекс выключил эмоции. И читателю он с тихим ужасом их выключил. И я листала страницы. И жалела Алекса и весь мир, причастный к этому.

А потом закрыла книгу и перед глазами стояла картина последних строк. Спойлерить не хочу. Но для меня это очень философская и жизненная история. Про то, что мы не воруем, допустим. И стараемся не впадать в уныние. Потому что Бог говорит так не делать. И мы так на всякий случай не делаем. Но не видели, не знаем - есть тот Бог? И только встретив его, радуемся - что не воровали и не унывали. Фух. И корим себя за сомнения.

Для меня как-то об этом книга стала. Внезапно.
Ну и очень страшно, конечно, что дальше стало с героями. Книга закончилась, а они остались.

Городские соревнования по робототехнике



Яся на прошлой неделе победила в соревнованиях по робототехнике по Выборгскому району. А вчера, отыграв городские соревнования в Аничковом дворце, вошла в 20-ку лучших робототехников СПб в своей категории. Это если считать, что стакан наполовину полон. И это очень крутой результат.

А если считать, что стакан наполовину пуст - одного очка не хватило до выхода в финал. И это обидно почти до слез (ну то есть Ясе за слезами не надо далеко ходить, ей до слез) - потому что, будь удача поближе, все бы случилось.

Но стакан наполовину полон все же. Потому что это невероятно круто было. И противники мега-достойные. И радость побед была такая - что хотелось прыгать до потолка. 11 боев выиграно. А про 8 проигранных расскажем только самым близким.

***
И про себя. В контексте " про Ясю".
Ну нельзя сказать, что мы в детстве не нервничали. Там было всякое. У меня "всякого" было много. Я не из удобных детей. Я была дерзкая и жестковатая.
Но на выпускном сочинении в 11 классе я поймала ощущение, что нервы на пределе. Может, дело в том, что я не умела и не понимала, как писать сочинения. Мне это казалось полной фигней. Я завидовала своему соседу, Кольке Х., троечнику, что он садился и спокойно за пару уроков писал опус "Тварь я дрожащая или право имею" и "Зачем человеку крылья". Я не могла. Меня тошнило.

И вот, 1 июня, мы пришли в школу, нас как-то проверили слегка на охране - не так, как сейчас перед ЕГЭ, но нам было в диковинку.

Мы зашли в класс. Расселись. Прозвенел звонок. И учительница, глядя на часы, сказала строго: "Так, еще 10 секунд и открываю конверт. Десять. Девять. Восемь."

На цифре "Три" я уже не хотела ничего, хотела только сбежать.
Я не умела себя вести вот в таком стрессе.

А наши дети уже умеют все.
Чтобы участвовать в соревнованиях по робототехнике, надо пройти несколько этапов. Замеры роботов. Взвешивание роботов. Рандомное взвешивание роботов перед каждой игрой (потому что внутрь можно положить гирьку граммов в 200 и победить весом). И техническое интервью.

Техническое интервью - это рассказ о том, как устроен робот, какие передачи, на каких шестеренках, какие моторы, какие фишечки и какие детали использованы.
Это подробный рассказ и потом - подробные ответы на вопросы. Минут 8 длилось интервью. Я волновалась немножко. Яся была спокойна.
Рассказывала про понижающую передачу. Два мотора. Шестеренки 16 на 24 (кажется, так), бесконечный цикл движения вперед. Деталь, распечатанную на 3Д-принтере. Маленькая девочка среди больших взрослых людей.
Я смотрела на нее и понимала - я бы в этот момент уже ничего не хотела. Только сбежать.

Но она не маленькая девочка, которая живет у меня внутри. Она взрослая. И смотрит на больших взрослых людей как на равных. На тех, с кем можно советоваться. У кого можно попросить помощи. И на тех, кто сегодня знает больше. Но кто останется в сегодня, когда она шагнет в завтра.

Восхищаюсь я этим всем.

***
Поставила в ролик такую музыку...

Нет, это не группировка Ленинград, но настроение попало в музыку на 100%. А музыка не то, чтоб детская. И типа шалю.
Но с другой стороны - это как какой-то экватор, что ли. Водораздел. Не знаю что еще. Ощущение формата "детские игры закончились".

Ну, как про Юлю. Не видела Юлю, Ясину подружку, месяц примерно. А до этого видела мельком, на улице. И тут встретились, а там - там никогда не скажешь, что человек 2007 года рождения. К ней на вы на улице обращаются уже. И ты понимаешь, что это ребенок, конечно. А с другой стороны - он, этот ребенок, одной ногой во взрослости. Он пробует эту взрослость на вкус. Он уже устойчив во всем этом. Нет, он не взрослый. Но он понимает правила. И умеет обходить опасности стороной. И что-то там воспринимает уже с прищуром. И в курсе того, о чем не догадываются дети.

А с третьей стороны - столько у Яси вокруг взрослых подводных камней. - если не называть своими именами "зависть" и "злость", но много едкости и колкости по отношению к ней. И потому - остаемся в розовых очках - иначе никак! - и включаем цинизм.

Яся отчаянно взрослеет. Я вспомнила первый звоночек, когда увидела, что она взрослее меня. В одном моменте. Но взрослее, опытнее и умнее.
Это были районные соревнования на развитие памяти. И я привела Ясю, стояла в команде родителей-болельщиков, фоткала, смотрела, как она выполняет задания и понимала - она сейчас делает больше, чем могу я. У меня уровень стресса такой, что уровень памяти вот такой (показывает пол-мизинца). И тот момент стал для меня прямо знаковым.

И вот опять. Передачи, шестеренки, моторы, движки и болтовня "А у тебя какая программа? Сам писал?" И это взрослая история. Счастливая история, если ты устойчив. И если уровень взрослости у тебя - ну хотя бы интермедиэйт.

***
И немного эволюции. Яся прежде была в Аничковом лишь раз. На новогодней елке в 3 года - билет Максиму дали на работе. И вот. Выросла немного детка.
Я почему-то хочу смотреть на эти фото и на эту историю не как на историю про Ясю. А на историю про петербургских детей. Которым Аничков распахивает сначала двери на главные Елки города. А потом - двери в профессию и всякое прекрасное далеко.

***
Все, что происходит с моими детьми - оно про меня.
Оно не про меня в смысле моих амбиций. И "я об этом мечтала - пусть случится с детьми". Нет. Я не мечтала о робототехнике. Я не знала про нее. У меня был один конструктор - как у всех - металлический, с рейками. И там было мало деталей даже для того, чтоб построить стул. Какая робототехника?
Я в том смысле, что все, что происходит с детьми, окунает меня в детство.

И вчера я окунулась в тот день, когда мы с мамой в воскресенье проснулись рано-рано, выбежали из дома на междугородний автобус. За час, с двумя КПП доехали до Вьюжного. Там встретились со всей группой, долго пересчитывались, наконец, отправились в Мурманск.
Мело. Ехали медленно. В автобусе ели бутерброды.
Во Дворец Пионеров приехали как-то очень плотно к началу. Уже было не до репетиций. Это был конкурс детских команд разных городов полуострова, речевки, песни, танцы. Помню, я пела в хоре. И еще какой-то танец был.
Мы ничего не выиграли. Но в носу все время щипало. То ли от света прожекторов, что бил в глаза, пока мы стояли на сцене. То ли от грома аплодисментов огромного зала. То ли от счастья причастности к чему-то большому. Живешь себе всю свою жизнь среди трех улиц, огороженных с трех сторон сопками, с четвертой - заливом, с пятой - вечной мерзлотой, а с шестой - полярной ночью. А тут оказываешься в свете софитов, среди ярких костюмов, мелодий, девчонок-мальчишек.
В тот день мы еще были в кафе "Юность" - ели пельмени и смотрели "Том и Джери". На обратном пути - смеркалось - подъехали к памятнику Алеше. Он был огромный. Огромный и прекрасный.

Я не помню, как мы вернулись домой. Я помню то ощущение - мир велик. И можно выйти за ворота залива, полярной ночи, сопок и КПП. Еще до летних каникул. Мир велик.

Я вчера зашла в Аничков - и среди всех этих детей, суеты, нервов и бодрящих эмоций ощутила все то же самое. Мурманск. Полярная ночь. Пузырьки "буратино" в носу и горле. И не все получилось. Но счастья это не отменило.

***
Спасибо руководителю нашего клуба робототехники Go Robo, Эльдару.
Эльдар, ты сегодня человек дня в нашей семье. Рядом с тобой дети растут. Потому что ты в них веришь. И открываешь им будущее.

Если честно, я счастлива.

"Сказка о мертвой царевне и 7 богатырях", театр Ковчег



«Спектакль был очень интересный. Было интересно смотреть и как зрителю, и как актрисе, - говорит Яся по телефону важно и сдержанно. – И мы с Лизой очень рады, что мы сходили на спектакль, правда. Правда, мама! Я тебе все расскажу, хочешь?»

Я хочу. Но Яся говорит, что они сейчас с Лизой идут к метро «Василеостровская» , она мне дома все расскажет.

И через сорок минут Яся выходит на «Парнасе». Я только что отвела Гошу на ментальную арифметику и зашла в ателье. Мне чинят замок у куртки. У меня заняты руки, я включаю Ясю на громкую связь, и она говорит: «Мам, я на Парнасе». «Супер, - говорю. - Заберите с Лизой в школе рюкзаки и беги домой!» «Мам, - вздыхает Яся. Сглатывает что-то там. И, понизив тон, говорит почти нейтрально, но я слышу надрыв, - Ты меня любишь?»

Тетенька-швея смеется: «Вот! Всегда говорю - надо рожать девочек! От мальчиков такого не дождешься!»
Я понимаю - что-то из ряда вон.
«Люблю», - говорю.

***
«Там было всего два актера, Женя и Сережа, и они играли все роли. Они все обыгрывали с помощью аксессуаров и перевоплощений. Женя уходила за трон, засовывала фату себе в живот и возвращалась уже беременная. Или закидывала юбку на плечи, и приходила в другой роли. И они меняли голоса. И так все у них классно получалось! И я смотрела – смогла бы я сыграть несколько ролей? И радовалась, как придумал режиссер. У Жени было целых три юбки, и каждая юбка была какая-то ее роль.
Это премьера была, и я думаю, что актеры волновались немножко. И мы с Лизой волновались. Только мы не из-за спектакля волновались. Мы из-за другого волновались. Тебе рассказать? Только я буду плакать, ладно? Я как зашла в зал, сразу захотела плакать. И я очень рада, что я была на этом спектакле. Хотя я теперь буду плакать, пока не усну. Это не из-за спектакля».

***
А днем Яся позвонила из школы: «Мам, я устала. А этот спектакль будут еще показывать? Может, мне в другой раз сходить?»
Я сказала: «Ничего непонятно пока про другой раз, Ясь. Сегодня только».
«Тогда я не могу не идти», - сказала Яся. Взяла Лизу и пошла.

***
«Ну слушай, - говорит. - Мы с Лизой зашли в зал, и спектакль должен был начаться через 5 минут. И мы сели на свои места на втором ряду. Посмотрели вокруг. И оказалось, что только одна девочка маленькая, ей было года четыре – обычная. Она была со своей мамой.
А остальные дети необычные. Правда, еще один мальчик, уже взрослый, лет 16, тоже был обычный. Но он привел на спектакль свою маму, которая была в черных очках, и он ей помогал идти, чтоб она не упала. Она была слепая. У одной девочки был синдром Дауна, она была в очках, но зрячая. А другие дети были слепые. И мы это увидели, заволновались.
Но тут Людмила, режиссер, вышла на сцену и сказала отключить телефоны. И я отключила. А Лиза нет, она забыла свой телефон в гардеробе. И тут начался спектакль. А слепые дети его не смотрели, а только слушали, как по радио. И, например, Женя-царица была сначала беременна, а потом говорит: «Девять месяцев проходит, С поля глаз она не сводит. Вот в сочельник в самый, в ночь Бог дает царице дочь» - и тут она уже выходит из-за трона небеременная, а звукорежиссер включает детский плач. И кто-то из слепых детей шепотом спрашивает: «Это что, семья играет на сцене?»

И так мы смотрели весь спектакль. И я все думала про этих детей. А актеры очень хорошо играли. И когда спектакль закончился, нас позвали на сцену с ними сфотографироваться и познакомиться. И слепые дети стали их трогать и трогать реквизит. Они же не видели ничего, и им хотелось все представить. И Женя сказала, что ее в обычной жизни зовут Женя, а Сережа сказал, что его зовут Сережа. А один слепой мальчик, он стоял около кулисы, сказал, что его зовут Георгий. И что его можно называть Гера, но лучше его не называть Гера, потому что ему не нравится. И Сережа сказал: «Правильно ты говоришь. Надо же иметь самоуважение!» И я подумала, что Сережа это очень умно сказал. И что он не знал, что ответить Георгию. И ему тоже хотелось плакать. Мне Георгий больше всех понравился из особенных детей. Он был симпатичный и какой-то очень добрый. У него один глаз был совсем заклеен. А второй смотрел вникуда. А одна девочка спросила Женю, какую она роль играла. Злую или добрую. А Женя сказала, что она играла разные роли – и злые, и добрые. А Сережа сказал, чтобы успокоить ту слепую девочку: «Но ты не беспокойся, добро в ней все-таки победило!»

И мы когда ехали домой, я все время начинала думать, как здорово там было придумано в какой-то сцене, а потом в другой. И дальше опять начинала думать про этих детей. И я очень рада, что я была на таком спектакле. Не только потому, что мне спектакль понравился. И Лизе он тоже очень понравился. Мы шли и только об этом говорили. Я еще рада, что была там, из-за этих всех детей. Я как будто смотрела спектакль как они, только по-другому. Я и за себя смотрела и за них».

Ну и все. Теперь уже и я плачу. И я рада, что Яся с Лизой были на таком спектакле. И что этот спектакль есть. И что актеры так сыграли. И что режиссер так придумал. И что театр Ковчег есть у нас и у вас еще завтра и послезавтра.
Афиша и билеты на спектакли в субботу, 16 ноября и в воскресенье, 17 ноября
https://www.teatr-k.com

"Руслан и Людмила", ледовое шоу Татьяны Навки


Даже дети сказали: "Мама, очень понятно, что это не шоу Ильи Авербурха!"
И тут не со знаком плюс или минус, а просто другой, очень другой почерк.

Как я сегодня формулировала в разговоре с А., у Авербуха больше акцент на, как бы сказать, душевность, что ли. А у Татьяны Навки - это было шоу.
Я сидела с открытым ртом и жалела, что во фляжке вино, а не коньяк.
Ну потому что я чувствовала себя иностранцем на этом празднике жизни. И хотелось усилить впечатление.
На льду была лубочная картинка, и если б ко мне позавчера приехали гости из Канады, я была бы счастлива показать им вот такую Россию. С куполами-калинко-малинками и почти медведями. Я утрирую, но по сути так.

Фигуристы катали хорошо. Или даже отлично. Пара-тройка помарок не испортили впечатление совсем (ну я все еще не Татьяна Анатольевна Тарасова), а дали понять, что на льду живые люди, а не роботы. Но послевкусие (не сравнивать не получается) показало - не льду не было Ягудина, как в шоу у Авербуха. И даже не было Петровой и Тихонова. А они невероятные спортсмены и невероятные артисты. Которые западают в душу и создают мега-эффект. А тут все было хорошо и гладко, но ощущение, что Ягудина не хватает (аааа, пишу и сама ерничаю над собой).

Было очень новогоднее ощущение. Настолько, что Гоша всерьез стал требовать новогодних подарков и понесся по первому этажу проверять, вдруг где-то их дают таки. Были отличные костюмы (читай про иностранца внутри, который смотрит на Рассею с раскрытым ртом). Было восприятие русской классики, которая вечна (слава Таниному вкусу и Александру нашему Сергеевичу). Было ощущение, что опять все упустили мы с детьми - Яся-то недавно читала "Руслана и Людмилу", а я нет. И потому Яся мне пересказывала сюжет шепотом.

Были задействованы все органы чувств зрителя, кроме носа. Но еще немного, и видимо, запахи тоже включат в шоу. Было много эффектов, полетов и почти воздушной гимнастики, 5Д на экране, движущихся декораций, всего - так что не особо усидчивый Гоша оба действия выдержал легко и завороженно.

В зале был аншлаг. И то, что мне вначале не хватало градуса в крови, чтоб достигнуть нужной кондиции восприятия, в конце достиглось искусством - артистов долго не отпускали, аплодировали стоя и благодарили.

Ну и я смотрела на любимых - кроме Татьяны Навки и Петра Чернышова там блистали Повелас Ванагас и Маргарита Дробязко и радовалась. Ну и отдельно, конечно, песня про мужество, спортивный и актерский характер Петра. Но это другая история.

Все хорошо. Души наполнились у всех троих. Довольны-счастливы. И умеем адаптироваться к тому, что "бывает иначе". Потому что когда привыкаешь к почерку гения, сложно признаться себе, что можно наслаждаться и просто великолепной каллиграфией. А потом научаешься и ценишь ее. Достойное шоу. У меня все время было чувство, что сижу на очень дорогом русском шоу где-то в Америке и тоскую по березкам.

"Летучая голландка", театр Ковчег



А когда мы с Инной вышли из зала, надели куртки среди общего шмыганья и разговоров подростков("Ты плакала?" "Да, почти все время" "А на каком моменте?" А на уйме моментов. Там мне много где было о чем плакать"), она меня спрашивает: "Как ты думаешь? Какой класс?"

Ну, какой... Класс седьмой, наверное. Может восьмой. Когда уже гормоны. И в голове всякое. И не сдержать эмоций. И одной ногой в детстве, а второй понятно где. Плавали, знаем.

Это я про спектакль Спектакль "Летучая Голландка" в театре Театр "Ковчег"
- не хочу пересказывать сюжет: коротко так - в основе сюжета - реальная история 14-летней девочки Лауры Деккер, яхтсменки, совершившей одиночное кругосветное путешествие в 14 лет. Вопреки. Переживая разлад в семье. Непринятие своего решения. Отсидев 8 месяцев в социальном приюте - оказавшемся для девочки, по сути, тюрьмой - и реализовавшей свою мечту.

Спектакль для детей, которым нужно учиться не сдаваться от первых неудач. И для взрослых, забывших, что бывает не все гладко. Но есть причины двигаться вперед. Для тех, кто хочет чувствовать своих детей. Для тех, кто хочет чувствовать своих родителей. Для...

...Лучше так - не скажу, кому спектакль не заходит. Сегодня с утра говорили с Эльдар Ихласов - и он, предприниматель, мужчина, вообще ни разу не гуманитарий, заметил: "Театр - это такое счастье... Это шанс за вечер прожить целую историю, погрузиться и прожить, представляешь? Выйти из своей жизни и прожить вон ту".

И мы с Инной прожили вон ту жизнь Лоры. И Инна вытирала слезы. И я немного тоже. Неважно, на каком моменте. Можно смотреть видео поклонов.
Я в курсе, сейчас модно снимать сторис, 15 секунд и ок. А тут хлопают и хлопают. Шмыгают и хлопают снова. И на бис. И в конце режиссер Людмила Петрович говорит такие слова, что слезы сами льются.

***
А, да, 7 класс. Шумновато в зале было из-за детей. Возраст такой. Реакция мгновенная. Героиня что-то говорит - хочется сразу обсудить. Но сразу вспоминаешь себя в 7. И осуждать не приходит в голову. А хочется разделить все это. И допрожить то, что не прожил в свои 14 лет.

А на языке катаются фразы из спектакля: "В море во мне поселяется кусочек бога и берет меня под свою защиту". И "круто бросить крутую девчонку". И всякое там. По мелочи. "Плыви на все четыре стороны".

И плывешь себе потом домой сквозь людей в метро. И думаешь про свою мечту. Мечты. И мечты своих детей. И про то, отпустишь ли ты своих детей к их мечтам или притормозишь. И вообще. А если притормозишь - то что делать с кусочком бога? Вдруг они его тогда так и не встретят, а он не возьмет их под свою защиту?"

И опять до дна души.

***
А вот что пишет Инна:
"Им говорят про ОГЭ и ЕГЭ, требуют высокие результаты, каждодневную концентрацию, уважение к системе и обстоятельствам. А им нужно немного любви. И слов о том, почему так сложно и больно. И обещаний, что счастье очень скоро и обязательно с ними.

Мы вчера были с сестрой на спектакле Театр "Ковчег", Спектакль "Летучая Голландка". Полный зал подростков перед началом переговариваются, сколько им тут "сидеть", информация про час двадцать вызывает волну охов полных страданий. А дальше спектакль начался, и вовлечение зала было такое, что фразы на сцене тут же обсуждаются в зале, дети плачут через одного и понятно что у кого болит, и хочется обнять весь этот зал три минуты назад колючих подростков. Потому что им действительно больно. Разводы родителей, измены, новые младенчики в семье, такие же непростые подростки сиблинги, смерть любимой собаки, бросивший парень, школа интернат и много чего еще. Как разобраться с этим вчерашнему ребенку. Как вписать сюда свое желательно счастливое будущее?
Ответы приходят во время спектакля, и это то, что останется в зрителях, и хочется верить, что когда надо будет, обязательно поможет выбраться из жизненных бурь.

Овации после спектакля продолжались минут десять. Подростки больше никуда не торопились. Только что им сказали, что они уже плывут кругосветку в одиночку и пути назад нет, есть только вперед, к новым горизонтам и личному счастью.

Я тоже плакала, вот прямо как вышел Александр Алексеев, так до конца спектакля в носу и щекотало. Он был в роли психолога. А для меня его образ слился с образом моего дедушки, любовь в чистом виде. Я была тем самым ребенком, важнее которого ничего в жизни нет. И он поддерживал не главную героиню на сцене, а меня. Он обещал мне, что все моря впереди, что мама любит, что надо верить в мечту и защищал меня от опеки, помогал пережить совершенные ошибки и готов был стать моей собакой, которой так в моей жизни и не случилось. Гав)

Спасибо режиссёру - Людмила Петрович , спасибо актерам, спасибо отлично сработавшим звукорежиссерам. Спектакль получился таким гармоничным, что чувствуется цельным и живым.
По ощущениям, подростков надо отпускать на спектакль одних, чтоб плакали, прощали, проживали бы без оглядки на встревоженных отрицающих проблему родителей.
И родителям тоже обязательно надо идти, помимо дедушки, расставания с которым я до сих пор не пережила, я увидела в главной героине Арину, и это такой ключик для понимания того что у нее сейчас происходит, что Карабасу-Барабасу и не снилось, какое сокровище оказалось у меня в руках после спектакля.

Гузель Яхнина: "Зулейха открывает глаза" и "Дети мои"



Я все еще не литературный критик. И тут или я смолчу - как смолчала, не найдя слов, про пару крутых книг, что зашли мне летом глубоко и повернули реки вспять, или найду коротко слова и что-то скажу.

Все побежали - и я побежал. И я прочла обе книги Гузель Яхниной.
Прочла, как в детстве. Взахлеб.
"Зулейху" читала целый день в кровати в Твери, вставая только, чтоб вскипятить чайник и помыть очередную порцию яблок.
"Дети мои" - за несколько дней в Питере.

И мне сложно даже определить жанр как-то. И если "Зулейха" меня просто потрясла, то "Дети мои" - разозлили. Ну, как если все идет не так, как ты хочешь. Ты ненавидишь, допустим, открытый конец в фильмах, а тебе ровно его показывают в титрах. Или ты поверил уже, что этот герой - отрицательный персонаж, а он вдруг оказывается положительным. Или ты только что адаптировался к повороту, что случился 32 страницы назад, ты примирился с ним - а (сука), автор закидывает тебя с героями книги в новую главу, а вместе с ней наступает новый пи... Понятно что наступает.

В общем (я про обе книги) - это драма, мелодрама, семейная сага, роман с очень сильным заходом в историю, попытка рассмотреть историю России 20 века честно и без кожи, поверить в то, что пережили деды-прадеды (пережили не все!), где-то быль, где-то фантазия - и - главное - главное послевкусие.

Ты закрываешь книгу, и тут начинается самое интересное. Эти герои, повороты, все реплики, штрихи, направления, полувзгляды, намеки и истории начинают в тебе жить. Картина начинает разворачиваться шире. Накрывать с головой. Возникают вопросы. Ты ищешь ответы. Находишь параллели. Не хочешь верить в то, до чего только что додумалась. Не можешь выбросить это из головы. Отвлекаешься на бытие - и через 20 минут понимаешь, что ты снова там.

Я не знаю, откуда у Гузель Яхниной такой талант, такая вера, такая трудоспособность и такой слог. Но это было крутое путешествие.

***
"Зулейха" мне понравилась больше. И сюжет, и стилевое построение, и меньше "Войны и мира" (в смысле "Войну и мир" и читала два раза, и это был только "мир") - и вот в "Детях моих" были такие страницы, которые мне, как "войну", хотелось пролистать, чтобы дойти до сути. Да, я примитив).

В общем, я бы еще что-то такое прочла. Но сначала бы погрузилась глубоко в статьи, а то темп замедлился с рубрикой #читальныйзал.

Что бы посоветовали, что рождает ассоциации? У меня с книгой "Зулейха открывает глаза" была прямая ассоциация - два тома книги Тамары Петкевич.

*Нет, сериал "Зулейха открывает глаза" смотреть не хочется. Мне сейчас хватило эмоций и впечатлений от книги.

Актер Гоша



Я не знаю, на какую тему этот пост. Может, #мирдляменя и #вселеннаяизобильна - потому что мир так устроен, что мои желания часто исполняются в тот же миг, как я захочу. А может, #мамаможет.
История, словом.
Гошу и Ясю позвали на кастинг. Срочный. Кастинг в 12-00 в центре города Санкт-Петербурга. Накануне на даче (100 км от центра СПб) Гошин День Рождения закончился в 23-00. Как и отпуск.

Чистой одежды ноль. Приличной одежды для кастинга - ноль. Сил встать в 6 утра, чтобы успеть собраться, доехать до города и заехать домой переодеться - вообще ноль.
Выехали в футболках дачных. Более-менее приличных для передвижения в метро. Но не для кастинга - рисунки на груди отвлекают от лиц героев. Был страховочный вариант №1 - провалился. Страховочный вариант №2 назывался как обычно - "Мир для меня, он что-нибудь придумает".

Мы зашли в студию. И первое, что я увидела - коробка "потеряшки".
Выбрала там приличную для события (гусары, молчать!) одежду на обоих детей. Зашла в гримерную. Прогладила ее (утюг был в гримерной) изнутри. Одела детей. Полюбовалась на них - хорошенькие. И отправила на кастинг, сделав акцент на их психологическом состоянии, разболтав, снизив градус значимости события и успокоив. Точка. (А что, так можно было?)

Гоша "дал пять" кастинг-директору, сказал: "Привет, я Гоша, что надо делать?" Делал так и эдак, улыбался, хмурил брови, говорил: "Опыт у меня есть, я в новостях снимался", и на выходе потребовал мороженое. И новые носки. "Мама, я теперь актер. Мне нужны стильные черные носки. А то Ясины фиолетовые мне не очень".
Тост за детей. И за мам. Которые могут все. И за то, что в Питере вчера средь бела дня развели мосты. И опаздывать на кастинг с питерской темой "Ой! Мосты разведены" - это пахнет Масяней. Интригой. И предстоящим Днем ВМФ. А точнее, репетицией парада. И жизнь на вкус острая и пряная. И новые носки уже на Гоше.

Письмо в будущее



Каждый раз удивляюсь, когда кто-то пишет, что ребенок родился, допустим, 3790.
Ну потому что 7 лет назад Гошу мы взвесили на условном безмене. Как курицу на базаре. Плюс-минус 3 кг вышло.
А прошло 7 лет - и где та курица?

Повезло с погодой, с семьей, с друзьями и подарками.
"Идеальный День рождения, - подытожил вечером Гоша. - Просто идеальный!"
А впереди целая счастливая жизнь, полная открытий. Счастлива быть мамой сына. И счастлива иметь такую семью).

Гиб-гиб!

***
Отгремел вчерашний праздник. Сегодня Гоша ходит с пробкой в руках и говорит: «Где бутылка? Где бутылка от шампанского? Пробку я нашел, нужна бутылка!»
И вот уже дедушка нашел бутылку от детского шампанского, и Гоша говорит: «Я решил написать себе письмо в будущее. Но не решил, что сделать. Бросить в Волгу или закопать в огороде. Наверное, лучше закопать. Только не в песочнице, чтобы Николка не отрыл. Хотя, если он отроет, ничего страшного. Читать-то он еще не умеет! Это я во Вселенную написать письмо решил. Не знаю только, на красной бумаге. На желтой. Или на белой. Лучше на белой напишу. Или лучше я продиктую маме, а она напечатает на компьютере».

Гоша продиктовал.
Я напечатала.
И да. Мне очень. Очень, очень, очень нравится этот парень.

***
Меня зовут Гоша, я пишу себе письмо в будущее.
Мне сейчас 7 лет, и я знаю, что я буду очень хорошо читать и считать.
Я буду уметь держать себя в руках и сдерживаться, когда я нервничаю.
Я буду помогать всем.
Я буду заниматься боксом.
Я буду очень хорошо учиться в университете.
Я буду самым лучшим папой, и у меня будет самая лучшая жена. И у нас родятся дети, которые нам будут помогать, когда мы их попросим.
И я в будущем буду счастливым.

И еще в будущем со мной будет самая лучшая сестра, двоюродный брат, двоюродные сестры, дедушка, бабушка, Инна, Денис, папа и мама!