Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Самый верхний пост. Действующие лица и исполнители.

Это дневник о том, как найти прекрасное в каждом дне. Даже непростом.
Дневник для личного психоанализа. Поразмыслишь, скинешь напряжение с кончиков пальцев, отыщешь прекрасное - и едешь дальше.
Дневник мамы и жены. О детских перлах и ежедневных открытиях.
Дневник для общения. Мне важно, что скажете вы, посмотрев на меня со стороны.
Дневник-фиксация. Я была. Я есть. Я буду.

***
Меня зовут Ира Форд, и я журналист. О том, как меня в детстве дразнили Чебурашкой, подробно написано в юзеринфе. А о том, как я стала Ирой Форд, рассказывается здесь.

(Связаться со мной по вопросу написания статей можно. И нужно! Моя электрическая почта - neecaСОБАКАyandex.ru).
Я пишу в «Космо», «Космо-Питер», на портал петербургских родителей Литтлван (http://www.littleone.ru) и в другие, менее громкие издания пишу с большой любовью и удовольствием тоже.
Я пишу на самые разнообразные темы, исключая политику.

В качестве образца моих работ вы можете почитать мою статью «Сколько стоит ребенок?» в «Космо».

Моего мужа зовут Максим, и он считает, что я дивная красотка и не менее дивная дурында. Мужчинам свойственно заблуждаться.

Наша дочь Яся родилась в ноябре 2008 года. И это наше самое большое счастье. Непонятно, как мы жили раньше.

Наш сын Гоша родился в июле 2012-го. И вообще не ясно, как мы раньше жили без Гоши.

Collapse )

***
Если мы еще не знакомы, и вам понравилось у меня в гостях – дайте знать. И тогда вы узнаете, что случится с нами завтра, послезавтра и много дней спустя.
Если у вас есть вопросы и предложения - вопрошайте и предлагайте. И я несомненно отвечу.
Если у вас есть иные «Если» - пишите их в комменты.
И, да! Ко мне на «ты»!

***
Да, и еще: если вы хотите стать волшебником в голубом вертолёте - сделайте это вот прямо сейчас. Есть Марина Бушкевич и 5 её детей - по ту сторону экрана. И есть вы - по эту. Если протянуть руку, получится хорошо. У Марины непростая история. Ваша рука точно не помешает. А мир добрее и счастливей станет. Несомненно.

Письмо в будущее



Каждый раз удивляюсь, когда кто-то пишет, что ребенок родился, допустим, 3790.
Ну потому что 7 лет назад Гошу мы взвесили на условном безмене. Как курицу на базаре. Плюс-минус 3 кг вышло.
А прошло 7 лет - и где та курица?

Повезло с погодой, с семьей, с друзьями и подарками.
"Идеальный День рождения, - подытожил вечером Гоша. - Просто идеальный!"
А впереди целая счастливая жизнь, полная открытий. Счастлива быть мамой сына. И счастлива иметь такую семью).

Гиб-гиб!

***
Отгремел вчерашний праздник. Сегодня Гоша ходит с пробкой в руках и говорит: «Где бутылка? Где бутылка от шампанского? Пробку я нашел, нужна бутылка!»
И вот уже дедушка нашел бутылку от детского шампанского, и Гоша говорит: «Я решил написать себе письмо в будущее. Но не решил, что сделать. Бросить в Волгу или закопать в огороде. Наверное, лучше закопать. Только не в песочнице, чтобы Николка не отрыл. Хотя, если он отроет, ничего страшного. Читать-то он еще не умеет! Это я во Вселенную написать письмо решил. Не знаю только, на красной бумаге. На желтой. Или на белой. Лучше на белой напишу. Или лучше я продиктую маме, а она напечатает на компьютере».

Гоша продиктовал.
Я напечатала.
И да. Мне очень. Очень, очень, очень нравится этот парень.

***
Меня зовут Гоша, я пишу себе письмо в будущее.
Мне сейчас 7 лет, и я знаю, что я буду очень хорошо читать и считать.
Я буду уметь держать себя в руках и сдерживаться, когда я нервничаю.
Я буду помогать всем.
Я буду заниматься боксом.
Я буду очень хорошо учиться в университете.
Я буду самым лучшим папой, и у меня будет самая лучшая жена. И у нас родятся дети, которые нам будут помогать, когда мы их попросим.
И я в будущем буду счастливым.

И еще в будущем со мной будет самая лучшая сестра, двоюродный брат, двоюродные сестры, дедушка, бабушка, Инна, Денис, папа и мама!

Питер, Питер



Съездили с Ясей одним днем в Питер.
В шесть двадцать утра выехали.
В семь десять спустя сутки вернулись.

Яся сходила на кастинг, посвященный съемке рекламы автомобилей.

Смотрела на Ясю и не верила своим глазам: девочка выросла. Выросла в Азарте. И вообще.
Полностью в рабочем, собранном состоянии. Открыта. Не зажата. Сконцентрирована. С эмоциями. С интересом. Живая. Какая надо, в общем, девочка.
И – фанфары! – дожили. Эта девочка, заточенная на результат, кайфовала от процесса. Ей нравилось, вот это мое «быть в моменте» с ней случилось – и это была магия.

Я сделала два массажа.
Оба с настроением.
Про канадца-Брюса отдельный разговор, у него курс массажа закончился, он счастлив.
И я тоже.
И еще включала ему Городницкого «Над Канадой небо синее», ржали оба в голос. Я: «Хоть похоже на Россию, только все же не Россия».
Он: «Like Russia, but not Russia».
И лейтмотивом снова.
Наверное, в пересказе не очень смешно. Но нас прямо достало до глубины.

Доставили на Парнас чернику тем, кто заказывал. Кто-то хочет, кстати, на Парнесе? – папа соберет чернику в среду вечером, утром в четверг можно получать.

Пообедали в городе.
Прогулялись по Невскому.
Помыла квартиру.
От тоски по родине отодвинула стиралку и помыла за ней.
Приняли гостей.
Пили чай, ели торт и абрикосы.
Вино бы пили тоже, да не хотелось как-то.
Болтали.

Загрузила посудомойку и стиралку.
Приняла нежданных гостей снизу. Мол, течет.
Поняла, что неаккуратно передвигала стиралку.
Перекрыли холодную воду. Понервничали.
В итоге едва успели с Ясей на поезд.
Три глотка коньяка животворящего заполировали день.
Хорошо это - в Питер одним днем – это клево. Драйв и настроение. Особенно, когда Максим говорит, что последствия моей аварии устранил, все ОК.

Спасибо Максиму.
И пусть уже коридор затмений заканчивается. А то как-то не очень это все. Вернулись, а тут посудомойка перегорела. Ё-мое. Дурацкий коридор. А все остальное хорошее. Смайл.

Весна и корпоратив в LittleOne.com



История о том, что вдруг настала весна. И солнце снег растопило, и в душе дрогнуло, и в вену впрыснули весну.
И вдруг случился корпоратив #littleone - потому что есть повод. Потому что весна. И потому что вместе мы сделали что-то невероятное, и посещаемость сайта littleone.com сегодня максимальная за все годы существования сайта. А интервью с Лилей Ким - это вообще бомба и must read. Неужели не читали? Читайте тогда срочно !

И вот, весна. Запеченные мидии ("Давай-давай, я фоткаю! - говорит мой редактор и подруга Танька. - Хочу передать твой вид "я устала от мидий, у меня пост, я их каждый день ем!") и всякое другое прекрасное. Женский круг. Понимание, что каждая растет над собой вчерашней и позавчерашней. Шутки - на грани #cosmo. Про штучки-дрючки (простите, вырвалось) и все подряд. Просеко. Еще просеко. Еще просеко.

Нет, я не пью шампанское, и пузырьки просеко не шекочут меня изнутри. Но ощущение, будто щекочут. Потому что когда смотришь на Ксюшу, ребенка Литтлван - которая внезапно выросла, и вот уже работает рядом с тобой и говорит: "Меня переманивает Яндекс, но я хочу развиваться вместе с ЛВ" - это щекочет и мурашит.

А за окном весна - питерская весна, синий троллейбус, выросшие мальчики с бородами за соседним столиком, поглядывающие в нашу сторону и ищущие повод. И снова смех. И немного - как обойтись? - немного рабочего: что в планах, что сдвигается, кого ускорить и какой крутой поворот придуман в том интервью, которое скоро выйдет.

И Алиса. Алиса. Алиса, с которой все началось.

***
Ехала домой на самокате сквозь весну - и была счастлива. Захотелось даже выкраситься в синий цвет, как тот троллейбус.

Донат



Донат и Донат.
С ударением на второй слог.
Вообще-то прямо сейчас думается о другом. Но думать о другом так долго невозможно, а просто сесть и писать интервью – невозможно тоже. Так что пусть будет Донат.

Донат приехал на Север молодым совсем парнем – Снежногорска не было и в помине, даже Вьюжного не было, было несколько щитовых домиков у гавани, которая потом стала заводом «Нерпа». По тем домам поселение называли «Щитовая».

Жили в бараке, одни мужики. Топили барак дровами и углем. Удобства – в углу. А дверь попытаешься открыть – не получится. За ночь заметало под потолок. И, чтоб совсем было не скучно, над Щитовой полгода почти было темно. Полярная ночь.

Но полярную ночь сменял полярный день. Завод строился. И город строился рядом с ним. Вслед за мужиками приехали девушки. Стало повеселее.

***
Донат был водителем. Не просто водителем, а Водителем. И водил хорошо. И жилка у него была. И умение хранить тайны. И вообще. Сообразительный он был. Фишку сек на лету.

В лихие 90-е, когда продуктов толком не было нигде, а на Севере не было вообще – черника в сопках и гнилая картошка в овощном, вот и все – Донат возил металлолом от завода на Украину на огромном грузовике, выменивал его там на продукты и возвращался с едой. Потом Донат возил начальников. Возил, возил. Так жизнь и прошла. Умер Донат. На прошлой неделе.

***
Думали, что он татарин. Или кто там. А нет. Оказалось, наш, православный. И вовсе он не ДонАт, а ДОнат. История такая была – его папу ранило в бою в войну, и сослуживец, грузин Дато, под огнем вытащил его с поля боя. Дотащил до дверей полуразрушенного храма. И там раненый дал обет: если выживет, если родится сын, назовет именем грузина. И выжил, и сын родился. Но батюшка, когда крестил малыша, сказал, что нет в православии святого Дато. Пусть будет ДОнат. Так ДОнат стал ДОнатом. А потом ДонАтом. И всю жизнь его звали ДонАтом.

***
На похоронах было тихо. Как-то внезапно умер Донат. Никто не был готов. Казалось, он был всегда. Вот со времен Щитовой. И все за рулем. Туда, сюда, туда, сюда. Кому помочь, кому завезти что-то, кому достать чего.

Тихо поднимали рюмки. Выпивали. Снова поднимали. Не пьянели.

Но Донат – он же был не такой!
И тут встал мой папа. И рассказал историю про Доната. История для мужиков. Девочкам рекомендовано пролистать пост. Там ниже, в ленте, уйма всего интересного.

***
В Щитовой, в бараках, в углу стояло ведро. Параша. Вечером закрывали дверь на улицу, и больше уже не выходили, чтоб тепло не выпускать. Кому надо – ходил в ведро. А утром, - такой был порядок – кто первый вставал из мужиков, тот выносил ведро и начинал топить домик.

Никому, понятно, вставать первым не хотелось. Валялись до последнего, а вставали совсем уж по нужде. А Донат тогда уже был водителем, у него иногда водилось то, что другие и во снах не видели. Он съездил куда-то в командировку, привез дефицитное чешское бутылочное пиво. Угостил кого-то. Что-то осталось еще.

И вот как-то утром все просыпаются, а накануне выпили так прилично. И по обыкновению никто не хочет вставать, а Донат веселый, подшучивает, поджучивает, валяется в кровати беззаботно. Остальные тоже валяются, но атмосфера накаляется, и все хотят в туалет, и каждый думает, что сосед вот-вот встанет. И тут Донат ныряет рукой под кровать. Достает бутылочку пива. Открывает. И начинает пить. Вкусное холодное чешское пиво в темной бутылке. Запотевшее за ночь. С похмелья. Ну вы представили, да?

Ну и все. Мужиков от этой картины вынесло из барака.

А потом Донат еще как-то повторил этот трюк. И еще.

***
А потом Доната раскусили. Случайно. Увидели дырку в стене снаружи. И оказалось, что Донат из своей кровати вывел шланг на улицу.

Мужики, когда узнали, ржали так, что эхо над тундрой неслось до Большой Земли. И как раньше не догадались.

***
На похоронах смеяться не очень принято.
А громко и всласть – так вообще.
Ну тут – косились на моего папу: что говорит-то? – но хохотали взахлеб. Но папа и рассказывает получше, чем я.

Отличный мужик Донат был. Сообразительный.

***
Упокой, Господи, раба твоего. Доната.

Секрет "До" и "После"



Я поняла, какую у меня вызывает ассоциацию Гоша. Владимир Кристовский, не меньше. Был хорош до. А после - так просто выдержанное вино. Хотя привыкнуть не просто. Но можно просто смотреть, вглядываться и верить - выдержанное вино, да. Не шампанское, нет. Шампанское - это были кудряшки. Сейчас все лаконичней, выразительней, честнее.

Но все же вот это: до и после было мне непонятно. Был круглый кудрявый малыш. Постригли - стал какой-то подросток с другими чертами лица (и характера). Кудряшки кудряшками, но геометрия-то от кудряшек вроде не меняется. А тут круг очевидно стал овалом.

Но вот мы собираемся с детьми в стоматологию, и Гоша говорит: "Мама, если тётя-Кошка меня вдруг не узнает, ты скажи ей, кто я такой, ладно? Ты просто скажи: "Это мой сын, просто его красиво и вот так коротко подстригли!"
На том и договорились.

Collapse )

Психотерапевт Александр Ройтман: «Я знаю рецепт, как жить долго и счастливо!»




— Я толстая?
— А сколько ты весишь?
— 72 кг.
— Два кг явно лишние!
— «Явно лишние» — меня ранит. Если ты скажешь «Два кг меня беспокоят», мне будет менее обидно.
— Хорошо, один из твоих двух лишних килограммов меня беспокоит, а второй беспокоит сильнее!


Ройтман - он как молодое вино. Детский взгляд, новая придуманная (и тут же реализованная) шалость, смех и желание натворить что-то еще, вотпрямщас!

Ройтман - он как хороший коньяк, проверенный временем.
А еще Ройтман - дорогой виски. Он гарантирует какое-то хорошее октановое число - то есть опьянение будет, свобода будет, голова наутро болеть не будет.

За Ройтмана, интервью с которым я беру - не то, что не стыдно - за него и радостно, и гордо. И как только выкладываешь новое с ним интервью в сеть и видишь кривую лайков и перепостов, понимаешь - новое интервью не за горами. Мне уже есть о чем спросить Александра в следующий раз. А если вы не читали рецепт, как жить долго и счастливо - велкам же!

*Перепостов больше ста, лайков под тысячу, но независимо от статистики в интервью есть о чем подумать!

Адмиралтейская панель-4

78_big.jpg

Друг мой Ильф обещает жесткую редактуру и заверяет, что все, что мы пишем – это лишь эскизы. А раз так, я могу писать то, что мне в голову придет, а не то, что надо редактору и требуется для формата.

***
Начало - здесь:
Адмиралтейская панель-1
Адмиралтейская панель-2
Адмиралтейская панель-3

Можно сколько угодно смотреть порнуху – и не стать асом в сексе. Можно зайти в кабину пилота и ловить каждое движение командира корабля – и это ни к чему не приведет. А можно бесконечно слушать «Приглашаем прокатиться на катере» и «Здание цвета морской волны слева – знаменитая Кунсткамера» (и даже шептать на ухо своему туристу «It’s the first museum not only in Saint Petersburg but in Russia») и… Понятно, о чем я.

Я закончила 4 курса университета Культуры и Искусства - факультет культорологии, кафедра экскурсоведения и музееведения. У меня в кармане наличествовали корочки экскурсовода в Екатерининском дворце города Пушкина. Год назад половину лета я шептала иностранцам на английском все, о чем думала относительно проплывающих мимо красот. И… у меня было ровно 3 минуты практики с микрофоном. Это был зачет по экскурсоведению, который проходил в формате обзорной автобусной экскурсии на втором курсе: каждому студенту нашей группы достался свой фрагмент города, я рассказывала про Сенатскую площадь. Сейчас ясно – судьба мне улыбнулась, намекая на будущее, еще тогда. Но разглядела я эту улыбку только спустя год-другой.

За этот день мне нужно было в экстренном режиме научиться трем вещам, хотя бы в варианте light. Во-первых, без дрожи в ногах выходить на набережную с микрофоном и объявлять в него «Приглашаем прокатиться» (причем это «Приглашаем» должно было иметь вариации и бодрый посыл. Во-вторых, научиться отвечать на вопросы туристов относительно будущего маршрута и безотносительно маршрута, а дополнительно к этому инициировать это общение: идут, допустим, два человека, болтают о чем-то своем, а мне нужно так аккуратно, но настойчиво стать третьим человеком в их беседе, который повернет эту беседу в нужное русло. И, наконец, экскурсия. Юлька и Мэри выбрали путь «мое второе плечо», разбив экскурсию на фрагменты. У меня в компаньонах не было ни Мэри, ни Юльки. Если бы я начала волноваться, забыла жителей Зимнего дворца, закашлялась и захотела бы выпрыгнуть в Неву в самый ответственный момент – меня бы никто не заменил. Прыгать в Неву смысла не было.

Коньяк я в те годы не пила, марихуану не курила. В те годы я не пила даже пиво и не курила сигареты. Я пила вино – очень редко, бутылки хватало на полгода: он стояла в шкафу с провизией и так примелькалась моим соседям по комнате, что им и в голову не приходило, что в ней может быть что-то дельное. Но вариантов не было: завтра так завтра. Сама – так сама. На весь день – так на весь день.

- Только у нас зачет завтра в 12-00, - сказала я Адмиралу. – Могу прийти в час.
- Ну, в час – так в час, - согласился Адмирал.
- А я могу быть пораньше, - встрял Витёк-Паштет. - Как проснусь, так в порт, а потом сюда. К полудню буду, лодку помою.

Солнце светило, туристы гуляли, Витёк не успевал глушить двигатель. Мы с Юлькой и Мэри сделали еще несколько рейсов: вместе собирали группы, вместе сходили в три рейса, в перерыве между рейсами попросили в кафе кипяток и заварили себе чай в стаканах для пива…
Солнце опустилось за Меньшиковский дворец. Витя в стотысячный раз за день распаковал свой продовольственный мешок и принялся за очередное блюдо (мы с Юлькой и Мэри в первый же день расшифровали его прозвище «Паштет» - Витёк бесконечно ел, и большая часть этой еды намазывалась на хлеб). Мы размышляли – окончен рабочий день или еще нет.

У причала притормозила машина, из неё вышел Адмирал:
- Ну, девицы-красавицы, как успехи?
Посчитал выручку, выдал Юльке, Мэри и Витьку заработанное, подмигнул мне:
- Вообще-то тебе с завтрашнего дня плачу, но давай будет стипендия за стажировку, - и вручил рублей пятьдесят (взрослый билет на «Гринду» стоил тридцать).

В ушах шумело от эмоций, гула двигателя, шума волн и умноженного батарейками мегафона моего голоса.
- А вы еще катаетесь? – притормозила около нас немолодая, романтично настроенная пара.
- Конечно, проходите на лодку, - живо отреагировал Адмирал и подмигнул нам.
- Попробуешь сама вести экскурсию? – стухла Мэри – у неё явно были другие планы.
Я кивнула.
Какая разница – днем раньше, днем позже. Сегодня, когда девчонки рядом, еще можно пробовать. Завтра пробовать бессмысленно, нужно просто действовать.

Мэри вдохновилась:
- Ура! Значит, сейчас набираем группу, делим деньги на троих, вы с Юлькой едете, а я бегу на свидание, я и так уже опаздываю, но вас бросить не могу!
Про свидание мы с Юлькой слышали первый раз.

Я взялась за мегафон - страх перед ним у меня прошел минут через пять после первой же утренней попытки объять площадь своим «Петербуржцы и гости города!» (Оказалось, у меня есть претензии к своей дикции и совершенно нет претензий к голосу). Юлька и Мэри бросились наперерез к компании молодежи и принялись рассказывать про то, как прекрасна «Аврора» в наступающих сумерках. Адмирал улыбался.

Он улыбался так, что было понятно – его корабль на верном пути. Этот корабль долго собирался в странствие, долго готовился, собирал команду, ждал нужного ветра – и вот, все сложилось.
- Давай, я начну, - предложила я Юльке, пока Витек отшвартовывал «Гринду». – Сколько-то продержусь, а потом ты.
Юлька кивнула.

Я взяла микрофон. Покрутила его в руках. Нащупала пальцем тумблер включателя. Постучала пальцем по мембране. Работает. Наконец, решилась: «Добрый день, дорогие друзья!»
Кроме меня и Витька, стоящего рядом, на мостике, этот «добрый день» никто не услышал. Я исправилась: приложив микрофон к губам максимально близко, сказала: «Добрый вечер!»

В сумерках город притих, на набережных стало меньше машин, на Неве – теплоходов. Молчали динамики «Драйверов» у пристани со львами у Дворцового моста, молчал причал с вечерней дискотекой позади нас. Мой голос разносился над Невой и…
…и я поняла – я попала.

Будет много всякого – я не буду знать, кто построил вот то голубенькое здание, забуду, в каком году спустили на воду «Аврору» и засомневаюсь, когда меня спросят о глубине форватера Невы. Будет много всякого. Но ради этих сумерек, нагретого за день воздуха, расходящихся в стороны волн и людей, что смотрят на меня во все глаза и верят – я готова вспоминать, уходить от ответов, сочинять что-то от себя или честно признаваться в своем незнании. Я попала.

Мы дошли до Летнего сада. Перед тем, как «Гринда» занырнула в Фонтанку, Юлька опустила меня с небес на землю:
- Ну ты даешь! Я все ждала, когда ты возьмешь паузу.
Я протянула микрофон Юльке. Оглянулась назад: да, что это я? Полчаса разговоров в первый же день – и ничего. Нет, колени, пожалуй, дрожат. Но в зимнюю сессию на зачете у Борис-Борисыча они дрожали куда сильнее.

Мойка, Зимняя канавка… В сумерках все выглядело иначе. Пожалуй, я была даже рада, что Юлька взяла инициативу на себя: я перестала узнавать дворцы, которые днем были мне как братья.

Стоило «Гринде» оказаться в Неве, и Юлька вернула мне микрофон. Я огляделась по сторонам. Все, что меня окружало, я живописала в начале пути. Зимний, Стрелка, Дворцовый мост, Адмиралтейство, Кунсткамера… Нет, я могла добавить к сказанному небольшие детали, но вряд ли из них получился бы цельный рассказ.

Вспомнился Николай Агнивцев.

В моем изгнаньи бесконечном
Я видел все, чем мир дивит:
От башни Эйфеля до вечных
Легендо-звонных пирамид!

И вот «на ты» я с целым миром!
И, оглядевши все вокруг,
Пишу расплавленным ампиром
На диске солнца: «Петербург».


Раздались аплодисменты – сначала робкие, потом сильнее. Юлька улыбалась: «Ого! Даешь!» Витя бросил швартовые на берег – на ступеньках нас ждал Адмирал. Он похлопал меня по плечу: «Ну Ириха! Неплохо для начала!»

Посмотрев на часы, мы с Юлькой переглянулись – пора. И побежали к метро. Сквозь вечер, Александровский сад, в тишине, которая подчиняет себе и засыпающие скульптуры и шепчущихся влюбленных.
Меньшее, о чем думалось – завтрашний зачет.


Collapse )

Читать дальше: Адмиралтейская панель-5

Ну все, автор поймал поток, следующая глава уже в голове, и для скорейшего воплощения нужны ваши комменты. Не стесняйтесь!

Испанец

У нас в гесте немолодая испанская пара. Пара? - не знаю - днем они уходят вместе, вечером выпивают на двоих бутылку пива (здесь бутылки большие - 650 мл, что ли), а спать расходятся в разные номера. Она - стильная, красивая, интерсно одетая. Он - обычный, вообще ноль испанского в нем. Не посмотрела бы в сторону такого дядьки - то есть посмотрела бы только для того, чтобы узнать: интересно, кто рядом с такой интересной женщиной. И перестала бы думать.

А вот смотрю не отрываясь третий день. На него. Он подолгу разговаривает с Гошей на всякие разные темы - на испанском, разумеется. Обсуждает с ним все, играет в игры, и мне сначала было непонятно - то ли он помогает так мне, то ли он давно дорос до внуков, которых все нет и нет, то ли...

Я смотрю на него. И "то ли" - отпадают. Им просто хорошо, мужикам. Они все понимают друг о друге. Гоша садится на огромную деревянную черепаху и показывает ему, как он на ней скачет - как на лошади. А потом они вдвоем читают газеты. А потом импанец носит Гошу на руках и что-то шепчет на ухо...

А потом - я смотрю, как на Него смотрит Она. И у меня приостанавливается сердце. И в голове рождается сюжет. Но я останавливаю шальную мысль - никаких сюжетов, здесь и сейчас. И очень хочу снять тайком видео об этих двоих. Ибо как только Го видит у меня в руках фотоаппарат, волшебство разрушается.

И я просто смотрю - без всякого фотоаппарата. Пристальнее, чем надо бы. И вижу, как Он целует Гошу в щечку, поговорив, и отпускает. И Она улыбается. И моргает, и проводит рукой по глазам. И сюжет рождается снова.

*Мне кажется, что однажды мой мальчик научится говорить и скажет мне: "Буэнос ночес". И это будет привет из декабрёвого Бангкока-2013.

17 месяцев

"Тетя Ира, - спросил сегодня Дася, - а Гоша еще не научился управлять своей пиписькой?"
Год и пять, пока не научился, увы. Все впереди. Но это к делу не относится.

Я поставила на стол 11 стаканов – сколько нашла. Судя по тем, кому не хватило, Гошу пришло поздравить полтора десятка человек.

Шоколад и вино российские, зонтики для коктейлей от Иры и Ко.

Было очень весело - по тайским меркам. Как только спели "Хэппи Бёсдей", принялись фотографироваться на все смартфоны и планшеты. Как только сфотографировались, то принялись смотреть и обсуждать фото и видео. Я брала камеру, но после трёх первых кадров "перед балом" - было не до неё. Только и успевала скакать за Го и переводить Ясе вперед и назад все.

А вообще - ура. Хорошо, что сын родился 17 месяцев назад. Молодец Го.

*Кстати, вот прямо за последние полгода стало заметно, как у тайцев появились планшеты-компьютеры. Не у тех тайцев из Бангкока - у них и были. А у здешних-местных-простых. Прогресс.



Collapse )