Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Самый верхний пост. Действующие лица и исполнители.

Это дневник о том, как найти прекрасное в каждом дне. Даже непростом.
Дневник для личного психоанализа. Поразмыслишь, скинешь напряжение с кончиков пальцев, отыщешь прекрасное - и едешь дальше.
Дневник мамы и жены. О детских перлах и ежедневных открытиях.
Дневник для общения. Мне важно, что скажете вы, посмотрев на меня со стороны.
Дневник-фиксация. Я была. Я есть. Я буду.

***
Меня зовут Ира Форд, и я журналист. О том, как меня в детстве дразнили Чебурашкой, подробно написано в юзеринфе. А о том, как я стала Ирой Форд, рассказывается здесь.

(Связаться со мной по вопросу написания статей можно. И нужно! Моя электрическая почта - neecaСОБАКАyandex.ru).
Я пишу в «Космо», «Космо-Питер», на портал петербургских родителей Литтлван (http://www.littleone.ru) и в другие, менее громкие издания пишу с большой любовью и удовольствием тоже.
Я пишу на самые разнообразные темы, исключая политику.

В качестве образца моих работ вы можете почитать мою статью «Сколько стоит ребенок?» в «Космо».

Моего мужа зовут Максим, и он считает, что я дивная красотка и не менее дивная дурында. Мужчинам свойственно заблуждаться.

Наша дочь Яся родилась в ноябре 2008 года. И это наше самое большое счастье. Непонятно, как мы жили раньше.

Наш сын Гоша родился в июле 2012-го. И вообще не ясно, как мы раньше жили без Гоши.

Collapse )

***
Если мы еще не знакомы, и вам понравилось у меня в гостях – дайте знать. И тогда вы узнаете, что случится с нами завтра, послезавтра и много дней спустя.
Если у вас есть вопросы и предложения - вопрошайте и предлагайте. И я несомненно отвечу.
Если у вас есть иные «Если» - пишите их в комменты.
И, да! Ко мне на «ты»!

***
Да, и еще: если вы хотите стать волшебником в голубом вертолёте - сделайте это вот прямо сейчас. Есть Марина Бушкевич и 5 её детей - по ту сторону экрана. И есть вы - по эту. Если протянуть руку, получится хорошо. У Марины непростая история. Ваша рука точно не помешает. А мир добрее и счастливей станет. Несомненно.

Brush teeth



Рассказывать про дистанционку мне в основном нечего. Основной мой материнский подвиг связан с броском через бедро. Его задали по самбо.

Ясина одноклассница поступила слабовольно – она записала видео, как бросает через бедро воображаемого противника. Яся сказала, что это способ для лузеров, и она на такой вариант не согласна. Тогда я провела большую работу в семье.

Сначала Яся бросила через бедро бабушку (см. финал фильма «Арахисовый сокол», это было похоже), но в телефоне подло не включился режим «запись», а второй раз бабушка не согласилась лететь через бедро внучки.

Тогда я договорилась с Гошей, что Яся его бросит. Но это не будет значить, что она его не любит. Это не будет значить, что он слабак. Это не будет значить, что она получит 5, а он 2.

Гоша не соглашался, и мне пришлось пойти ва-банк. Был назначен призовой фонд. За пару шоколадных батончиков и пару часов просмотра ютуба Гоша согласился быть брошенным через Ясино благородное левое бедро.

Видос длился 4,5 секунды, учитель по самбо ничего не ответил.
Тогда я выслала видос на другую почту. На объединенную почту учителей самбо. И теперь у Яси за бросок через бедро две «5», шоколадные батончики окупились сторицей.

Больше как мать я не могу ничего сделать для дистанционной учебы Яси. Сама, сама.

Сегодня вот Яся писала олимпиаду по биологии. Там был вопрос: какое животное наряду со змеями используется в фармакологии и обладает лекарственными свойствами. Выбрать надо было между оленем, ежом и бобром, что ли.
Яся остановилась на еже. Забила в Яндекс «лечебные свойства ежа». Яндекс открыл много интересных фактов, сомнений в ответе не было.

Хочется процитировать источник: «О лечебном свойстве ежиков было известно еще древним англичанам из публикаций газеты "Таймс". Ежиков нюхали, прикладывали к больным местам, из них заваривали ароматный ежевичный чай. Ежик, перебежавший дорогу танку, приносит счастье командиру роты. Известны случаи, когда во время войны многие ежики-партизаны умирали, но отказывались приносить счастье и удачу оккупантам». Яся удовлетворенно кивнула: ее версия оказалась не только правильной, но и красивой.

После ёжиков Яся перешла к английскому, новая тема называлась «Повелительное наклонение». В упражнении надо было вписать в предложения глагол, используя повелительное наклонение: «Отдай (мяч)», «закрой (дверь)». В приведенном образце использовался артикль the («Clean the room»).

С мячом и с дверью все было понятно. «Give the ball» и «close the door». С зубами было сложнее. Яся колебалась в артикле (все-таки множественное число) и зашла в словарь, чтобы убедиться, что вместо «brush the teeth» надо написать «brush teeth». Словарь не только подтвердил, что нужно обойтись без артикля, но и бонусом услужливо перевел: «Табуированная лексика, заниматься кунилингусом». Дальше Яся дистанционно выясняла, что именно имела в виду учительница английского. И что это вообще значит.

Я Ясю понимаю - я была точно такой же дотошной, и как-то на ровном месте устроила скандал Звездиной, учительнице музыки, когда оказалось, что есть два варианта песни Городницкого. Мы учили на уроке «В царстве задумчивых сосен тихо сменяется осень долгой полярной зимой», а в моем домашнем песеннике было «В царстве чахоточных сосен».
Мне казалось это мега-важным. Это меняло (на мой взгляд) тайный смысл песен. Навальный внутри меня кричал, что Звездина обесценила Блокаду, ведь наверняка Городницкий использовал «чахоточные сосны» не в смысле описания деревьев, а в переносном смысле - как символ изможденных людей великого города.
Я настолько поверила в свою версию, что мне казалось, будто Звездина намеренно утаила от нас этот факт. Тогда мне все говорило в пользу этой версии – и то, что учительница музыки была очень нервной и дерганной (а с чего бы человек с чистой душой нервничал?), и то, что она ненавидела вьетнамский бальзам «Звездочка» (узнав об этом, Д. обильно намазал эликсиром первую парту), и, собственно, ее рост 139 см, который рождал у учеников уйму обидных прозвищ и который она компенсировала таким голосом, что кровь стыла в жилах.

***
До математики дело не дошло. Попробуйте сами, если что.
Яся говорит, что ей хватило ежиков и чищенных зубов. К тому же у нее не сделана следующая домашка по самбо. Там нужно посмотреть обучающее видео и снять свое аналогичное. В обучающем видео самбист запрыгивает на живот противника и победно топчется на нем. Мы пока ищем жертву. Гонорар предусмотрен.

Дело Ленина и колесо Сансары



Это все напоминает ералаш или какой-нибудь дом-вверх-дном.
У Яси сегодня с утра врач (прямо в 9-20, в поликлинике на соседней станции метро), а вчера учительница пишет, что в это время наш класс пишет олимпиаду по математике.
Ну я говорю: "А есть шанс написать с другим классом?" Учительница говорит, что есть. В параллельном классе олимпиада начинается в 9-50. Я говорю: "Яся будет". И беру с собой шоколадку той маме с ребенком, у которых номерок к врачу перед нами.

Мы проспали, конечно. Заранее прийти не вышло. Шоколадка не потребовалась. Врач принял ровно по расписанию, Яся успела в школу. Я только не успела ей крикнуть вдогонку, что черная гелевая ручка в боковом кармане рюкзакаааааа. Но мало ли что мы не успеваем детям крикнуть вдогонку. Как-нибудь разберется там.

А учительница спрашивает: "А какие планы у Яси сегодня после олимпиады?"
А я понимаю, что у Яси сегодня в обед районный тур конкурса по истории города, и хорошо бы дома дочитать пару книг на эту тему и потренироваться со мной вместе, отвечая на вопросы. Но учительница опережает события: "У нас в 11-00 вручение наград по нормам ГТО, Яся в числе призеров".

Когда я сказала это Максиму в ночи, он аж присел от неожиданности и пошел загружать компьютер. Оказалось, Яся еще в апреле и мае все сдала на серебро и золото, итог - серебряный значок.

И сейчас я думаю - попросить учительницу отправить Ясю в библиотеку почитать книжки после ГТО - это too much или норм? Потому что в экспресс-режиме у Яси прекрасно действует мозг. Она бы прямо много нового узнала и старое обновила.

А учительница говорит: "Они в 13-00 всей командой идут обедать, а потом едут на конкурс. Он начинается в районе 14-00". Я же думаю по опыту, что в 14-00 регистрация. А начало или в 14-30 или, скорее, в 15-00. И прикидываю, успеет ли Яся на сольфеджио в 16-30. И пакую Ясе в рюкзак сухой паек.

Впрочем, он не такой уж сухой, этот паек. Пара соков там тоже есть. Предупреждать не буду - Яся все равно в том возрасте, когда предки не смыслят ни в чем, и в одно ухо влетело, в другое - сами знаете что, а подкрадется голод - сюрприз будет.

"Яся, - кричу я вчера за полчаса до отбоя. - Ты можешь порешать математику? Там еще два столбика домашки! Или почитай историю Летнего сада к конкурсу? Ты же капитан команды!"

Я молчу про Гошу. У которого менталка не сделана. Но сегодня я плохой дирижер - у меня в телефоне пикает, вибрирует и стонет, там красиво сошлись планеты и С. (внезапно) живее всех живых, и мы с одноклассниками испытываем всю гамму чувств.

"Не могу, мамочка! - серьезно и безапелляционно говорит Яся из гостиной. - Мы с Гошей играем в Ленина. Это сейчас важнее. Я могу математику не делать, в принципе. Мне учительница сказала готовиться к конкурсу и не делать уроки".

Я заглядываю в гостиную. Там дети в полной мере реализуют вторую часть завета учительницы. А именно - "Не делать уроки".

В гостиной два Ленина. В смысле - Яся и Гоши разложили гладильную доску. Слепили чернильницы из мякиша и пишут молоком письма друг другу. А потом гладят их утюгом. А чернильницы едят. Удобно. Можно борщ не разогревать. И тут не до Ораниенбаума, простите, не до Петергофа и уж тем более не до Летнего сада.

До отбоя и до момента, как придет от зубного врача Максим и принесет в рюкзаке награду детям от Газпрома за участие в конкурсе чтецов, остается полчаса. Мы пытаемся ловить баланс на этой шаткой доске. Что-то получается. Что-то не очень. Но с драйвом и с удовольствием все ОК.

"Мамочка, - говорит Ясечка перед сном, - у тебя бывало такое, что ты еще учишься в школе, а уже в чем-то умнее учителя?"
Я вздрагиваю. И понимаю, что Ясечка - это клон.
Одна история про суффиксы "ушк" чего стоит.
У нас учительница по русскому была в Полярном. Она закончила пединститут, вышла замуж, родила ребенка и из декрета вышла на работу прямо к нам. И тут я. С врожденным чувством грамотности и бабушкой (суффикс "ушк"), учителем русского и литературы.
В общем, Лариса Анатольевна выходила на перемене в учительскую, а я брала красный мелок и исправляла на доске ошибки. И несла в школу 1 том словаря Даля, чтоб показать, что суффиксов "уш" не бывает. Она ошиблась.

"Мамочка, - говорит Ясечка перед сном, - у тебя бывало такое, что ты еще учишься в школе, а уже в чем-то умнее учителя?"
Я вздрагиваю. И понимаю, что Ясечка - это клон.
Одна история про суффиксы "ушк" чего стоит.

У нас учительница по русскому была в Полярном. Она закончила пединститут, вышла замуж, родила ребенка и из декрета вышла на работу прямо к нам, пятиклассникам.

А там я. С врожденным чувством языка и бабушкой (суффикс "ушк"), учителем русского и литературы.
В общем, Лариса Анатольевна выходила на перемене в учительскую, а я брала красный мелок и исправляла на доске ошибки. И несла в школу 1 том словаря Даля, чтоб показать, что суффиксов "уш" не бывает. Протягивала: "Вы ошиблись".
Лариса Анатольевна психовала и ставила мне на всякий случай 3/3 за сочинение.
Мама работала в ГОРОНО. И приходила в школу с брошюрой "Нормы оценок по русскому языку в 5-8 классе". Лариса Анатольевна исправляла 3/3 на 4/5. И пыталась со мной начать дружить. Я была не против дружить. До следующей перемены.

Никому не было легко. Фух.

Яся вздыхает в темноте.
"Понимаешь, мамочка. Наша учительница по английскому поставила мне двойку карандашом за то, что я листала учебник, когда не надо было листать. Вторую двойку поставила за то, что я не приклеила в тетрадь домашку и подумала, что я ее потеряла. Я потом домашку нашла, но вторая двойка карандашом уже стояла. А мы проходим местоимения some и any. И как их использовать с исчесляемыми и неисчесляемыми существительными. И знаешь что? Про неисчесляемое существительное "мясо" наша учительница говорит "мясы". Она говорит, что "мясы" - это несколько видов мяса. Понимаешь? А я понимаю, что несколько видов мяса - это не "мясы". Но молчу. Пока".

Я понимаю. И киваю Ясе в темноте детской. Потом, когда учительница выйдет на перемене из класса, Яся возьмет красный мелок, а колесо Сансары снова крутанется.

Хорошо, что утром мы не услышим будильник и проспим на полчаса дольше. Все хлеб. Хоть и не слепленный в чернильницу.
Аминь.

P.S. А на видео фрагмент показа стихотворения Апухтина "Сумасшедший" в театральной студии "Азарт", Ясина часть.
P.S. А на видео фрагмент показа стихотворения Апухтина "Сумасшедший" в театральной студии "Азарт", Ясина часть.

Труба. Глава из книги "Полярный"



В этой истории нет сюжета.
Есть сбитое дыхание, стук сердца и благодарность,
что это случилось со мной.
Труба мне всегда нравился.


…Есть какие-то невыразимые вещи. Когда ты хочешь сказать, сформулировать, облечь во что-то физически понятное – а никак. И ты даже не рвешь на себе волосы, что ты не художник, не скульптор и не композитор – потому что тебе понятно: то, что у тебя внутри – оно ни в краски, ни в глину, ни в ноты не сложится. Оно такое. Невыразимое.

А внутри пахнет восторгом – ты знаешь, чувствуешь, осязаешь и осознаешь. И отчаяньем пахнет – что никак это не сформулировать.

А снаружи – снаружи все та же жизнь. За окном – шум большого города. За шумом большого города – шум волн. Мы сидим тесным кругом. И листаем старые фотки, как пароль к какому-то тайному ящику. И кусаем локти, как в детстве кусали локти, проигрывая в «морской бой»: ранен, ранен, ранен, убит.

Самоубийство, самоубийство, наркотики, самоубийство.

А полночь давно позади. И карета давно превратилась в тыкву. И от алкоголя в крови не осталось и следа. А крепкий черный чай – наоборот - дал второе дыхание. И ты чувствуешь что-то невыразимое. Такое, что комом в горле и до слез. И тут за столом звучит шутка. И все смеются. И ты смеешься. И одновременно – внутри себя – плачешь. А рядом дети. И понятно, что жизнь зашла на второй круг. А там и третий не за горами.

И хочется вставить хоть слово. Но слов нет. А есть что-то такое… Не поймать руками, буквами, камерой. Ничем.
И вдруг, оказывается, прошло уже часов шесть. И… ты смотришь – а все разошлись уже. И вы остались за столом вдвоем. И на часах четыре утра. И что уж – вот так всерьез вы видитесь впервые после школы. Впервые за 25 лет. Короткий эпизод в перерыве – не щитово.

И это как нырнуть в прорубь без бани. Вот тебе 17. А вот тебе 17+25. И вы все те же, но с поправкой на +25. И ты ныряешь, конечно. И внезапно выживаешь. Как если б это было крещенское купание.

Это и есть крещенское купание. Крещение вашего знакомства четверть веком разлуки. И еще десятью школьными годами.

Collapse )

"Как курица лапой", Энн Файн



Тут как-то все совпало: дислексия, сплошная дислексия. И иногда дисграфия как часть дислексии.

В начале октября в Эрмитаже пройдет Международная неделя осведомленности о дислексии. И в преддверии этой недели я взяла интервью у Евгения Стычкина на тему дислексии - он рассказал о том, каково ему было в школе с этим диагнозом. И еще у меня в телефоне сейчас письма и аудиопослания от Евгения, и от этого клево внутри.

Дальше - Гошин дефектолог, глядя на его письмена, сказал, что у Гоши все предпосылки к дисграфии, и что логопеду в этом году будет чем с Гошей заняться в рамках подготовки к школе.

Еще есть хорошая новость - моя племянница А., имея в анамнезе суровую дислексию, весь год занималась с логопедом по скайпу (5 класс). И первый раз в жизни у нее по русскому "5" за год. Тут о том, что дислексия излечима, если заниматься с удовольствием, желанием и с грамотным специалистом.

А еще я прочла книжку Издательство САМОКАТ "Как курица лапой". Мораль книжки в другом. На обложке написано:" Для тех, кто не сдается. Там о том, как думать не только о себе, уметь поддерживать, разглядеть в соседе по парте уникальность... Я уже подсунула книжку Ясе. Но книга так ярко описывает мальчика с дислексией, что я бы советовала почитать ее тем родителям, кто борется с "2"и "3" по русскому у детей. Может, что увидите свое.

Клевая!

А мое интервью с Евгением Стычкиным здесь.

Будущий адмирал



На вчерашнем фото я с будущим адмиралом. Но, наверное, лучше по порядку, да?

Я ехала в метро. Одну станцию надо было промчать. Гостиный двор – Василеостровская. Зашла – и в толпе ровно напротив меня оказался будущий офицер. В парадной форме. Со значком «Отличник учебы». Знакомым лицом. В будущем знакомым лицом. Ну, когда ты смотришь сейчас и понимаешь, что вы знакомы, хотя вы еще не. И у меня внутри ёкнуло.

***
Такое было уже. Когда не стало Женьки Исаева, то как-то всплыл вопрос, откуда мы с ним знакомы. Мы из Полярного, но Женька старше. Он из другой школы. И вообще. Помню, мы встретились с девчонками из класса. Обсуждали, кто откуда знает Женьку. Ирка с ним познакомилась через МЧС. Юлька с Алкой еще в Полярном, давным-давно. А я…
…Смешная история. Я училась на первом курсе, и где-то ранней зимой увидела на платформе на Невском ребят в черных шинелях. И мне в голове сразу просквозило Полярным. Я подошла к крайнему с паролем: «Я из Полярного!» И он тут же откликнулся: «И я. Евгений!» А потом оказалось, что моя бабушка – его классный руководитель. И у нас была тыща поводов познакомиться раньше, я знала хорошо половину бабушкиного класса – и училась в музыкалке с Таней и Олей Якиманскими. А с Женькой вот так. И мы сразу отправились ко мне в общагу, и в Женьку влюбились все мои соседки, и дальше понеслось. И случилась дружба.

***
И вот "Василеостровская", и Отличник учебы тоже вышел из вагона. Стоит рядом со мной на эскалаторе, и нам ехать 3,5 минуты.
И я говорю: «Как тебя зовут?»
И он тут же откликается: «Алексей».
А я говорю: «Ира. Я из Полярного».
И Алексей (пароль – отзыв) говорит: «Я из Гаджиево».

И все понятно. И дальше можно говорить на понятном нам языке. И я рассказываю историю.
«Леш. Такое дело. У меня был одноклассник. Димка. Мы в школе сидели за одной партой. И не дружили. Дрались. Он считал, что я противная. Я считала, что он вредный. А он вырос и стал командиром подлодки «Оренбург».

А «Оренбург» стоит в Гаджиево, надо заметить. И на этих словах Леша уже понял, про какого Димку я говорю. Ну потому что мир тесен. И шесть рукопожатий не нужно.

«И вот, - говорю. – Дима заканчивает Морскую Академию…»
«Да, - говорит Леша. – Завтра выпускной. А сегодня был выпускной в военных училищах. И мы, - кивает на свой парадный вид, - обеспечивали…»
«Ага, - киваю я. – Поняла. Так вот. Димка вот-вот станет контр-адмиралом. И это невероятная гордость. И радость. И знаешь, у тебя еще все впереди…»
«Да, мне еще год учиться!...»
«…Но я очень хочу, чтоб это была история и про тебя тоже».
«Спасибо!» - говорит Леша. И улыбается. Мы почти наверху. Меньше полминутки до финиша. И до момента, когда мы пожмем друг другу руки.

И я улыбаюсь тоже.
И тут Леша говорит: «У меня отец адмирал…»
И я все понимаю.
«Значит, я по адресу. И другой дороги нет».
И он смеется. И я. И это такая невероятная гордость. И радость.
За мой Северный флот. За мою Россию. За мальчишек, с которыми сидишь за партой, а потом они смотрят на тебя из телевизора. За тех, кто вчера выпустился. И за тех, кому еще год учиться. Чтобы потом пойти по дороге отцов и дедов.

А сегодня в нашем чатике одноклассников фото Димки в парадном мундире. Его диплома с отличием и золотой медали. И почему-то я чувствую себя под защитой. Мне так ценно и так тепло от этого всего. И я смотрю на фото с будущим адмиралом. И обещаю себе, что и фото с контр-адмиралом у меня тоже почти в кармане.

"Мы на острове Сальткрока", Камбоджа и Илоранта



«Мы на острове Сальткрока» - стоит только открыть эту книжку, и все.
Сердце проваливается в минус 6 лет, мы в Камбодже с Аней и Андреем, багеты, пирожные картошка (внезапно), рис в ананасе, и вся эта аутентичная дикость: люди без рук и ног, повсюду таблички «Danger! Mines!», попрошайки «One dollar, please!» и эгрегор войны. А между строк – апсары, французские мосты, тропические жаркие ливни, Ангкор, скачанные книги про войну Таиланда и Камбоджи и про то, как легко здесь стать проституткой. Карты, путеводители, девятимесячный Гоша с режущимися зубами, Ясин приятель Райот (Яся называла его "Район") с ватагой других камбоджийских мальчишек, волонтеры из Америки, которые приехали учить детей, и учат прямо на улицах – школ все равно нет, все это.

Забила сейчас в Яндекс "Ира Форд, Камбоджа", всплыл Анин Дневник тех времен на shake-reality.com: "Гоша ждал зубы,а Яся творила рисунки акварелью на моей старой футболке. Жизнь здесь можно было передать «на вкус» — зеленое манго заправленное острым перцем. И не иначе.

Яся играла с хозяйским сыном Райотом. И хотя говорили дети на разных языках, но играли отлично. Райот держал себя рыцарем: застёгивал обувь, приклонив колено, защищал от мальчишек на улице.

Каждое утро было пронзительным и ярким. Приправленное ароматом кофе и хрустом горячих багетов".

А по вечерам я укладывала Гошу спать, и пока он чмокал свое ГВ и засыпал, я читала «Мы на острове Сальткрока» и уносилась на другую часть глобуса. Туда, где холодные волны, тюлени, бухты, шведские домики и слишком короткое лето. Но достаточно длинное, чтобы успеть побыть счастливым.

Аня мне так и сказала, едва мы встретились в Бангкоке и направились вместе в Камбоджу: «Ты что, не читала «Мы на острове Сальткрока»? Ну ты даешь! Читай скорее!» И я читала.

***
Мне очень захотелось перечитать «Мы на острове Сальткрока», когда мы с детьми в середине марта перезагружались в Илоранте. Жили в доме на озере, ходили гулять по озеру, открывали бухты, смотрели на острова вокруг. Или вот еще – оставляли Гошу дома и уходили надолго с Ясей. И чувствовали себя где-то в Швеции. Потому что тут и там были следы каких-то животных, вокруг была природа, а иногда казалось, что встречный ветер специльно не пускает тебя домой.

Хорошо было там. На острове. В Илоранте. И я вернулась домой. И в несколько приемов перечитала книжку. Уже новым видением. Уже без Камбоджи. Но с Илорантой. И снова было хорошо. И снова были открытия и откровения. И плакать хотелось. И смеяться.

И было чувство, что я новая и читаю новую книжку. В новых декорациях. Как будто я больше знаю и понимаю, чем раньше. А потом было так: мы ехали в метро. Гоша видел, что я улыбаюсь. Взял у меня Киндл и принялся читать сам. И мне не дышать хотелось.

***
Вообще-то это пост про книжку. Но я скажу как есть. Не было бы такого впечатления, если бы не Илоранта. И вот сейчас лето, все вокруг цветет, сорняки, шишки, вечерние костры, комарье, велосипеды, и кажется, что вся эта хмарь ноябрево-мартовская приснилсь. Но нет же. Не приснилась. И тут от меня благодарность – прямо из сердца – Егору Богачеву и его семье. За то, что есть Илоранта. За то, что мы там были. За то, что перезагрузились. Набрались сил.

Я думала о том, как мне непросто дался этот учебный год. Мне вообще непросто он дался. Перекреститься, выдохнуть за лето, и научиться с сентября как-то по новому реагировать на все. В смысле научить Ясю иначе реагировать на школу и вести себя там. И в этих мыслях Илоранта красным маячком: «Спасибо! Спасибо! Спасибо!» - у меня чувство, что мы бы не дотянули до финала – причем такого, победного, яркого финала – не будь той перезагрузки глобальной. И пяти (где-то так, 1С не веду все еще) перезагрузок небольших за год. Вот.

Collapse )

Блины



Живешь иногда свою длинную жизнь. Детей растишь. С мужем ссоришься. Работаешь. Дети на ноги становятся. Ты уходишь на пенсию. Внуков растишь. Огород растишь. Себя пытаешься растить. Не всегда получается. А вот печь блины получается отлично. Понедельник блины, вторник пирожки, среда пирог, в четверг – все по-новому. И тут бац! – внезапно оказываешься у двух ворот, и большой, громкий, важный Голос сверху говорит тебе: «Вам направо! В рай! За вас тут сказали! Это же вы блины пекли?»

***
А может, все дело в том, что я блинов не пеку. Могу раз в год, на масленицу. Есть рецепт. Но даже на Масленицу не пеку, если честно.

…Яся бывала в гостях у одноклассника Егора по воскресеньям. И неизменно попадала на блины. Блины пекла бабушка Егора. Пекла и кормила всех. Яся как-то пришла домой с пакетиком блинов, выложила на тарелку, пересчитала: «Странно! Нечетное число! Интересно, как бабушка Егора думала, мы будем это делить?»
А Гоша сказал: «Очень просто будем делить! Я могу порвать нечетный блин пополам!» На том и порешили.

Гоша тоже любил бывать у Егора и Кости в гостях. Когда обычные игры заканчивались, а блины больше в животе не помещались, бабушка набирала им ванну, и они пускали кораблики. Чей потонет, тот и проиграл.
Я приходила Гошу забирать, он снимал мокрую одежду, паковал в пакетик, надевал сухую. Пожимал руку Косте. Бабушка говорила мне: «Хороший мальчик у вас».

***
Бойкая бабушка, молодая еще. Вырастила и Егора, и его брата Костю. Отвела Егора первый раз в первый класс. Водила его весь первый класс в школу и забирала. Во втором заболела. Лечилась. Выходила во двор редко. А потом – весной – будто ожила. И медленно, но верно, ходила к школе встречать Егора. Верилось, что все еще наладится. Потом Егор перешел в третий класс. И бабушка вместе с ним. Но то ли настроение уже было такое: «Нажилась», то ли диагноз виноват. После Нового года слегла. А весной стала составлять меню на поминки. Говорила: «Салатики, салатики приготовьте. Я тут написала какие».

И вот.
«Егор подошел ко мне на перемене и сказал шепотом: «У меня бабушка вчера умерла», - говорит Яся. - А я даже не знаю, что сказать. Потому что это очень страшно. Егору теперь никто блины не испечет. И вообще. И мне хочется плакать, так мне жалко всех. И бабушку Егора. Но как я буду плакать? Мне же надо поддержать Егора! …Ничего не вышло. Я только пожала плечами и сказала: «Очень жалко». И все. А больше Егор никому не сказал свою тайну, только мне».

***
И вот. Бабушка Егора там, наверху, на облаке. Стоит перед воротами. А Он, Главный, машет ей Рукой и Голос звучит – гулкий, громкий: «Направо вам! Очень уж блины были хорошие! Дети за вас попросили! Которых вы кормили всю жизнь!»

Надо бы, наверное, научиться блины печь. На всякий пожарный.

Я помню. Я горжусь.



Мы учились классе в 3, наверное. И нам дали задание – 9 Мая поздравить ветеранов. Каждой «звездочке» дали по адресу и по три гвоздики. Наша бабушка-ветеран жила в ветхом двухэтажном доме-бараке, по пути к выезду из города. На Космомольской. Этот дом потом снесли.
Учительница, Галина Павловна, на классном часе объясняла нам, как себя вести. Ветераны и так 9 Мая очень много плачут, и потому нам надо побережнее. Подарить цветы и рисунки, что мы нарисовали на рисовании. Поблагодарить за Победу. И идти по домам.

Мы сначала долго искали квартиру. Потом толкались в затхлом подъезде с влажными стенами. Боялись позвонить. Потом позвонили. Протолкнули Димку вперед, чтобы он дарил цветы и говорил слова. Бабушка-ветеран была старая, но не очень старая. Еще крепенькая. Пригласила нас внутрь. Мы зашли – шестеро – и в прихожей места не осталось. Потом сидели в комнате, бабушка вытирала слезы, благодарила нас, что-то рассказывала.

Не помню ничего. Помню только кружевные накидки на подушках. И пустую комнату, в которой кровать да стол. Ничего лишнего. Мы так и сидели на кровати.

Уже прошло полжизни после детства.
И такое счастье, что наши дети идут след в след за нами. Им есть кого благодарить за Победу. Вытираю слезы и монтирую видео, как вчера прабабушка Сережи К. пришла в класс и рассказывала о войне, о голоде, о том, как она умирала – и выжила.
И Рома сказал: «Вы, пожалуйста, живите дальше. Живите еще дольше!»

Я вытираю слезы и смотрю, как прошел праздник в Полярном. В Полярном уже белые ночи. И потому для праздничного салюта нет смысла ждать вечера. Можно палить и днем.

Я вытираю слезы и смотрю на Гошу на «Бессмертном полку» - под проливным дождем у монумента в Некрасово.

Я…
Я зашла вчера в школу и задрожали руки.

В холле вышагивал-репетировал Почетный Караул. Семиклассник во главе, третьеклашки за ним. Левой. Левой.
Опаздывали ветераны на концерт. Их встречали у школы – как самых дорогих гостей. Не знаю, зачем я написала «как». Просто – их встречали. Самых дорогих гостей.
Алина рассказывала со сцены стихотворение – то самое, которое я рассказывала в 3 классе со сцены. «Тот самый длинный день в году. С его безоблачной погодой. Нам выдал общую беду. На всех, на все 4 года».
Минута молчания.
Бессмертный полк. Яся несла бабушку-блокадницу, Фаину Ильиничну. А Рома («Живите еще дольше!») – моего дедушку Павла. А Лиза – дедушку Федора. И видеть своих дедушек в руках просто-детей – оно, оказывается, до слез. Пишу и плачу.
А потом дети вручали ветеранам гвоздики.
И обнимали. И целовали.
И ветераны не спешили расходиться.
И старшеклассник прибежал с плоскогубцами и чинил бабушке-ветерану палку, откуда выпал винт. И она обнимала его как внука.

А я уже не могла снимать. Руки дрожали. И сейчас дрожат.
Я помню. Я горжусь.

Collapse )

Быть в потоке - как оно работает?



Сейчас расскажу, как все происходит в моей жизни. Ничего специального, такая прошивка, такие настройки, такой поток.

Когда я училась в школе, у нас была директор, Татьяна Николаевна. А потом в этой школе училась моя сестра Инна, и директор была та же. То есть Т.Н. была в жизни нашей семьи 15 лет. А мы были девочки непростые. Ну, в смысле, не беспроблемные.
Меня сначала переводили из одного класса в другой, потому что у меня был конфликт с одноклассниками.
Потом меня троллили две учительницы. И чтоб ситуацию скорректировать, мама тоже обращалась к Т.Н.
Потом я почти год лежала в больнице, а когда выписалась, то учителей командировали мне на дом - догнать программу.
Когда стало ясно, что мне светит медаль, то Т.Н. порекомендовала пересдать труд за 9 класс, тема "вязание носка. пятка". И медаль случилась.

А потом была моя сестра, со своим сценарием.
А мама все это время работала в ГОРОНО, и они с Т.Н. встречались на рабочих гороновских поверках и ездили в командировки в Мурманск на курсы повышения квалификации. Дружили на почве работы и уважали друг друга.
Прошли годы, мы закончили с сестрой школу, родители уехали с севера, Т.Н. возглавила ГОРОНО, отработала там довольно долго.

***
Я собиралась в феврале на Север, на встречу одноклассников. И мама говорит: "У меня к тебе никаких особых просьб нет. Единственное, если получится, передай привет Татьяне Николаевне. Я со всеми на связи, а с ней нет. А жалко".
Я пожала плечами - как я найду Т.Н.? У нас даже учителей в Полярном не осталось почти наших. Витек - обжшник и информатик, начальник МЧС. Не о том. Но киваю. Передам.

Программа визита насыщенная.
Встреча с одноклассниками в школе.
Встреча на базе отдыха с посиделками до утра.
Экскурсии в соседние города: Гаджиево, Снежногорск.
Экскурсия на подводную лодку.
Катания на хасках.
Вечер мурманского палтуса и лангустинов.
Вечер в гостях, где манты.
Посиделки в кафе кавказской кухни.
Перебежки по городу (-26).
Покупка сувениров.
Бесконечное общение и встречи.
И массажи нон-стопом. Стоит только зайти домой и помыть руки.
4 суток в Полярном пролетели вжих! - из них на сон было отведено 15 часов всего. Остальное время не до сна.

И тут я говорю своей подруге Ольге: "Идем еще, мне надо в мою бывшую квартиру в гости. Я точно знаю, что хочу увидеть стены моего детства".
Ольга трусит. Говорит: "Ты что, 25 лет прошло! Кто тебя пустит!"
Ольга трусит, но понимает меня - в ее бывшей квартире мы были. Там сейчас магазин трусов и носков. Мы купили там полный комплект носков на память.

Муж другой подруги, Зойки, услышав меня, говорит: "Смотрите на окна: если стеклопакеты, то люди приличные, не алкашня, пустят". Мы как раз проезжали мимо моего дома. Посмотрели - не алкашня. Стеклопакеты. И пошли с Ольгой.

Набрали на домофоне номер квартиры. Спрашивают: "Кто?"
Я говорю: "Я здесь жила 25 лет назад, хочу к вам в гости!"
Дверь, как в сказке, отворилась.

Нас встретила молодая женщина - чуть моложе меня. У нее на руках была малышка двухлетняя. Мальчик-девятиклассник сидел в моей комнате за компьютером, рубился в игры.

Мы с Ольгой сняли обувь. Я и куртку сняла. Катя нас провела по всей квартире. Там была перепланировка. Но узнать мое детство все же можно было. Кухня оказалась мега-крошечной. Непонятно, как мы там помещались вчетвером. Детская - для тусовок, где было по 10 человек, тоже казалась маловата.

Я зашла в родительскую спальню. Оценила расстояние до входной двери - когда у меня была сломана нога, одноклассники во время эстафеты на костылях пролетали это расстояние за 3 секунды. Вздохнула - вот было время!

Мы разговорились с Катей. Она рассказала, что сама она из Волгограда. Работает учителем физкультуры в школе. Что малышка ходит в садик. Что их крестная - дочка бывшего директора нашей школы. ("Помните Татьяну Николаевну?") Что они часто видятся. И что Татьяна Николаевна сейчас живет и работает в Мурманске.

DONE!
Ну и вот. Никаких спецусилий. Такие прошивки. Подарки судьбы. И "быть в потоке".