Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Самый верхний пост. Действующие лица и исполнители.

Это дневник о том, как найти прекрасное в каждом дне. Даже непростом.
Дневник для личного психоанализа. Поразмыслишь, скинешь напряжение с кончиков пальцев, отыщешь прекрасное - и едешь дальше.
Дневник мамы и жены. О детских перлах и ежедневных открытиях.
Дневник для общения. Мне важно, что скажете вы, посмотрев на меня со стороны.
Дневник-фиксация. Я была. Я есть. Я буду.

***
Меня зовут Ира Форд, и я журналист. О том, как меня в детстве дразнили Чебурашкой, подробно написано в юзеринфе. А о том, как я стала Ирой Форд, рассказывается здесь.

(Связаться со мной по вопросу написания статей можно. И нужно! Моя электрическая почта - neecaСОБАКАyandex.ru).
Я пишу в «Космо», «Космо-Питер», на портал петербургских родителей Литтлван (http://www.littleone.ru) и в другие, менее громкие издания пишу с большой любовью и удовольствием тоже.
Я пишу на самые разнообразные темы, исключая политику.

В качестве образца моих работ вы можете почитать мою статью «Сколько стоит ребенок?» в «Космо».

Моего мужа зовут Максим, и он считает, что я дивная красотка и не менее дивная дурында. Мужчинам свойственно заблуждаться.

Наша дочь Яся родилась в ноябре 2008 года. И это наше самое большое счастье. Непонятно, как мы жили раньше.

Наш сын Гоша родился в июле 2012-го. И вообще не ясно, как мы раньше жили без Гоши.

Collapse )

***
Если мы еще не знакомы, и вам понравилось у меня в гостях – дайте знать. И тогда вы узнаете, что случится с нами завтра, послезавтра и много дней спустя.
Если у вас есть вопросы и предложения - вопрошайте и предлагайте. И я несомненно отвечу.
Если у вас есть иные «Если» - пишите их в комменты.
И, да! Ко мне на «ты»!

***
Да, и еще: если вы хотите стать волшебником в голубом вертолёте - сделайте это вот прямо сейчас. Есть Марина Бушкевич и 5 её детей - по ту сторону экрана. И есть вы - по эту. Если протянуть руку, получится хорошо. У Марины непростая история. Ваша рука точно не помешает. А мир добрее и счастливей станет. Несомненно.

"Летучая голландка", театр Ковчег



А когда мы с Инной вышли из зала, надели куртки среди общего шмыганья и разговоров подростков("Ты плакала?" "Да, почти все время" "А на каком моменте?" А на уйме моментов. Там мне много где было о чем плакать"), она меня спрашивает: "Как ты думаешь? Какой класс?"

Ну, какой... Класс седьмой, наверное. Может восьмой. Когда уже гормоны. И в голове всякое. И не сдержать эмоций. И одной ногой в детстве, а второй понятно где. Плавали, знаем.

Это я про спектакль Спектакль "Летучая Голландка" в театре Театр "Ковчег"
- не хочу пересказывать сюжет: коротко так - в основе сюжета - реальная история 14-летней девочки Лауры Деккер, яхтсменки, совершившей одиночное кругосветное путешествие в 14 лет. Вопреки. Переживая разлад в семье. Непринятие своего решения. Отсидев 8 месяцев в социальном приюте - оказавшемся для девочки, по сути, тюрьмой - и реализовавшей свою мечту.

Спектакль для детей, которым нужно учиться не сдаваться от первых неудач. И для взрослых, забывших, что бывает не все гладко. Но есть причины двигаться вперед. Для тех, кто хочет чувствовать своих детей. Для тех, кто хочет чувствовать своих родителей. Для...

...Лучше так - не скажу, кому спектакль не заходит. Сегодня с утра говорили с Эльдар Ихласов - и он, предприниматель, мужчина, вообще ни разу не гуманитарий, заметил: "Театр - это такое счастье... Это шанс за вечер прожить целую историю, погрузиться и прожить, представляешь? Выйти из своей жизни и прожить вон ту".

И мы с Инной прожили вон ту жизнь Лоры. И Инна вытирала слезы. И я немного тоже. Неважно, на каком моменте. Можно смотреть видео поклонов.
Я в курсе, сейчас модно снимать сторис, 15 секунд и ок. А тут хлопают и хлопают. Шмыгают и хлопают снова. И на бис. И в конце режиссер Людмила Петрович говорит такие слова, что слезы сами льются.

***
А, да, 7 класс. Шумновато в зале было из-за детей. Возраст такой. Реакция мгновенная. Героиня что-то говорит - хочется сразу обсудить. Но сразу вспоминаешь себя в 7. И осуждать не приходит в голову. А хочется разделить все это. И допрожить то, что не прожил в свои 14 лет.

А на языке катаются фразы из спектакля: "В море во мне поселяется кусочек бога и берет меня под свою защиту". И "круто бросить крутую девчонку". И всякое там. По мелочи. "Плыви на все четыре стороны".

И плывешь себе потом домой сквозь людей в метро. И думаешь про свою мечту. Мечты. И мечты своих детей. И про то, отпустишь ли ты своих детей к их мечтам или притормозишь. И вообще. А если притормозишь - то что делать с кусочком бога? Вдруг они его тогда так и не встретят, а он не возьмет их под свою защиту?"

И опять до дна души.

***
А вот что пишет Инна:
"Им говорят про ОГЭ и ЕГЭ, требуют высокие результаты, каждодневную концентрацию, уважение к системе и обстоятельствам. А им нужно немного любви. И слов о том, почему так сложно и больно. И обещаний, что счастье очень скоро и обязательно с ними.

Мы вчера были с сестрой на спектакле Театр "Ковчег", Спектакль "Летучая Голландка". Полный зал подростков перед началом переговариваются, сколько им тут "сидеть", информация про час двадцать вызывает волну охов полных страданий. А дальше спектакль начался, и вовлечение зала было такое, что фразы на сцене тут же обсуждаются в зале, дети плачут через одного и понятно что у кого болит, и хочется обнять весь этот зал три минуты назад колючих подростков. Потому что им действительно больно. Разводы родителей, измены, новые младенчики в семье, такие же непростые подростки сиблинги, смерть любимой собаки, бросивший парень, школа интернат и много чего еще. Как разобраться с этим вчерашнему ребенку. Как вписать сюда свое желательно счастливое будущее?
Ответы приходят во время спектакля, и это то, что останется в зрителях, и хочется верить, что когда надо будет, обязательно поможет выбраться из жизненных бурь.

Овации после спектакля продолжались минут десять. Подростки больше никуда не торопились. Только что им сказали, что они уже плывут кругосветку в одиночку и пути назад нет, есть только вперед, к новым горизонтам и личному счастью.

Я тоже плакала, вот прямо как вышел Александр Алексеев, так до конца спектакля в носу и щекотало. Он был в роли психолога. А для меня его образ слился с образом моего дедушки, любовь в чистом виде. Я была тем самым ребенком, важнее которого ничего в жизни нет. И он поддерживал не главную героиню на сцене, а меня. Он обещал мне, что все моря впереди, что мама любит, что надо верить в мечту и защищал меня от опеки, помогал пережить совершенные ошибки и готов был стать моей собакой, которой так в моей жизни и не случилось. Гав)

Спасибо режиссёру - Людмила Петрович , спасибо актерам, спасибо отлично сработавшим звукорежиссерам. Спектакль получился таким гармоничным, что чувствуется цельным и живым.
По ощущениям, подростков надо отпускать на спектакль одних, чтоб плакали, прощали, проживали бы без оглядки на встревоженных отрицающих проблему родителей.
И родителям тоже обязательно надо идти, помимо дедушки, расставания с которым я до сих пор не пережила, я увидела в главной героине Арину, и это такой ключик для понимания того что у нее сейчас происходит, что Карабасу-Барабасу и не снилось, какое сокровище оказалось у меня в руках после спектакля.

О мужчинах



Стоит провести в деревне пару недель, в разборках между 5 самыми милыми в мире детишками, в приготовлении им молочных супов и обработкой фоток их милых личиков, как ты заново ощущаешь вкус жизни большого города.
А в большом городе есть мужчины. И я сегодня им благодарна за подаренное настроение. От соседа по купе, который пас детей и улыбался мне сдержанной улыбкой («Куртку не забудьте!») – «Мамочка, ты заметила, что он похож на Петечку Захарова?» до Егора.
С утра еще был тренер Миша, и мы пинговали друг друга новостями между моими подходами к тренажерам.
Был тренер Виктор, который подвел ко мне девушку и порекомендовал меня ей как массажиста. И мне было тепло внутри.
Был еще тренер Руслан, он меня нагнал около метро и мы поехали в метро вместе, причем он нес мой самокат.
Был неизвестный парень, который, увидев меня с тремя детьми, попросил мой телефон и сфоткал нас. Это была его инициатива. И в сердце стучало: «Питер, Питер!»
Был охранник в детском саду, который сказал, что заведующая в отпуске, и научил, куда идти и как обращаться к И.О.
Егор был акцентом дня. Правка, чай с медом, теплые носки, чудесный дом, залитая солнцем комната на верхнем этаже, УВТ на плечо (больно!), запахи, звуки, зелень, а потом – 2 км на самокате до дороги – одна навстречу всему миру. И счастливо, и благодарно.
А вечером Максим. С разговорами в ванной, чаем с ромашкой, пересказом новостей за 2 недели. И утром Максим. Сонный, у метро, подхвативший сумку и домчавший до дома.
Но все-таки. Все-таки. Героем сегодняшнего дня стал Владимир. «Можно Володя».

У него добрая улыбка. В которой можно различить страх подвоха. «Не показалось?», «Это то, что я подумал?» Седина первая. Усталость в плечах. Желание все преодолеть. Невозможность остановиться.

Я села на первое место в электричке. Около дверей. Мне ехать было 9 минут ровно. И еще самокат. А напротив меня сидел Ваня. «Ваня, будешь банан?» «Ваня, будешь ряженку?» «Телефон тебе нужен?»

У меня наметанный взгляд. Аутизм. И внешне очевидная ЗПР. И эхолалия.

Знаете, оно не очень выглядит – когда взрослый пацан, подросток, бродит, напевает детским голосом, кусает руку себе, зеркалит папины фразы, уходит в себя.

А Володя не останавливается. Делает с ним пальчиковую гимнастику. Включает упражнение на смартфоне. И снова гимнастика.

***
А я говорю: «Садитесь ко мне, поболтаем. Я выхожу через 4 минуты. Успею вам сказать, как Ване повезло с папой. И как я вами горжусь».

И он садится. И 4 минуты рассказывает мне, что развозил сантехнические заказы. И что Ванька помогал. Никакой работы не боится. И вообще он, хоть и тормозит, но молодец. «Мы карабкаемся. Карабкаемся».

Я говорю: «Прививки есть?»
А он говорит: «Да. Это все после них. Был обычный ребенок. И вот. Никто, конечно, не признается в этом».

Мы расстаемся друзьями. Мы успели обсудить за 4 минуты гомеопата, пиявок, массажи и наше вечное «не останавливаться».
Я чуть не плачу – потому что мне вот сейчас, здесь и сейчас показали картинку – как оно могло бы быть с Гошей. Мне ровно об этом говорила наша гомеопат, когда я привела Гошу первый раз к ней. «Ира, ты не представляешь, как тебе и ему повезло. Он – тот ребенок, который после первой же АКДС ушел в глубокий аутизм».

Поезд останавливается. Двери открываются. Ванька хватает мой самокат и вытаскивает его на платформу. Мы машем друг другу через стекло. Он улыбается. Правда.
И тут кто-то срывает стоп-кран. И мы стоим напротив друг друга - по обе стороны стекла. И время капает: Кап. Кап. Кап. Про меня. И про Володю. Про Гошу. И про Ваню.

И у каждого своя война.

"Мы на острове Сальткрока", Камбоджа и Илоранта



«Мы на острове Сальткрока» - стоит только открыть эту книжку, и все.
Сердце проваливается в минус 6 лет, мы в Камбодже с Аней и Андреем, багеты, пирожные картошка (внезапно), рис в ананасе, и вся эта аутентичная дикость: люди без рук и ног, повсюду таблички «Danger! Mines!», попрошайки «One dollar, please!» и эгрегор войны. А между строк – апсары, французские мосты, тропические жаркие ливни, Ангкор, скачанные книги про войну Таиланда и Камбоджи и про то, как легко здесь стать проституткой. Карты, путеводители, девятимесячный Гоша с режущимися зубами, Ясин приятель Райот (Яся называла его "Район") с ватагой других камбоджийских мальчишек, волонтеры из Америки, которые приехали учить детей, и учат прямо на улицах – школ все равно нет, все это.

Забила сейчас в Яндекс "Ира Форд, Камбоджа", всплыл Анин Дневник тех времен на shake-reality.com: "Гоша ждал зубы,а Яся творила рисунки акварелью на моей старой футболке. Жизнь здесь можно было передать «на вкус» — зеленое манго заправленное острым перцем. И не иначе.

Яся играла с хозяйским сыном Райотом. И хотя говорили дети на разных языках, но играли отлично. Райот держал себя рыцарем: застёгивал обувь, приклонив колено, защищал от мальчишек на улице.

Каждое утро было пронзительным и ярким. Приправленное ароматом кофе и хрустом горячих багетов".

А по вечерам я укладывала Гошу спать, и пока он чмокал свое ГВ и засыпал, я читала «Мы на острове Сальткрока» и уносилась на другую часть глобуса. Туда, где холодные волны, тюлени, бухты, шведские домики и слишком короткое лето. Но достаточно длинное, чтобы успеть побыть счастливым.

Аня мне так и сказала, едва мы встретились в Бангкоке и направились вместе в Камбоджу: «Ты что, не читала «Мы на острове Сальткрока»? Ну ты даешь! Читай скорее!» И я читала.

***
Мне очень захотелось перечитать «Мы на острове Сальткрока», когда мы с детьми в середине марта перезагружались в Илоранте. Жили в доме на озере, ходили гулять по озеру, открывали бухты, смотрели на острова вокруг. Или вот еще – оставляли Гошу дома и уходили надолго с Ясей. И чувствовали себя где-то в Швеции. Потому что тут и там были следы каких-то животных, вокруг была природа, а иногда казалось, что встречный ветер специльно не пускает тебя домой.

Хорошо было там. На острове. В Илоранте. И я вернулась домой. И в несколько приемов перечитала книжку. Уже новым видением. Уже без Камбоджи. Но с Илорантой. И снова было хорошо. И снова были открытия и откровения. И плакать хотелось. И смеяться.

И было чувство, что я новая и читаю новую книжку. В новых декорациях. Как будто я больше знаю и понимаю, чем раньше. А потом было так: мы ехали в метро. Гоша видел, что я улыбаюсь. Взял у меня Киндл и принялся читать сам. И мне не дышать хотелось.

***
Вообще-то это пост про книжку. Но я скажу как есть. Не было бы такого впечатления, если бы не Илоранта. И вот сейчас лето, все вокруг цветет, сорняки, шишки, вечерние костры, комарье, велосипеды, и кажется, что вся эта хмарь ноябрево-мартовская приснилсь. Но нет же. Не приснилась. И тут от меня благодарность – прямо из сердца – Егору Богачеву и его семье. За то, что есть Илоранта. За то, что мы там были. За то, что перезагрузились. Набрались сил.

Я думала о том, как мне непросто дался этот учебный год. Мне вообще непросто он дался. Перекреститься, выдохнуть за лето, и научиться с сентября как-то по новому реагировать на все. В смысле научить Ясю иначе реагировать на школу и вести себя там. И в этих мыслях Илоранта красным маячком: «Спасибо! Спасибо! Спасибо!» - у меня чувство, что мы бы не дотянули до финала – причем такого, победного, яркого финала – не будь той перезагрузки глобальной. И пяти (где-то так, 1С не веду все еще) перезагрузок небольших за год. Вот.

Collapse )

Премия «Хрустальный компас»: фальсификация результатов



В 2019 году итоги Премии «Хрустальный компас», которая проводится с 2012 года и, по сути, является российским «географическим Оскаром», были сфальсифицированы.
Это одновременно и пресс-релиз, и независимое журналистское расследование.

В течение апреля длилось открытое интернет-голосование в номинации «Признание общественности» Национальной Премии «Хрустальный компас». Увы, наблюдая за проведением конкурса, многие зрители отметили несовершенство регламента и уязвимость номинантов в целом. Болельщики дважды наблюдали, как проекты, которые в финале оказались лидерами, «Золотое кольцо Боспорского царства» и «Школа Ресайклинга», были заблокированы за накрутку голосов. Однако организаторы никак не прокомментировали это, не сняли накрученные голоса, не ответили на вопросы прессы, касающиеся данного факта. И! – горько признавать – по завершении интернет-голосования выяснилось: итоги Премии, которая проводится с 2012 года и, по сути, является российским «географическим Оскаром», были подведены некорректно. Утаив ход голосования, организаторы опубликовали новость: «Проект «Золотое кольцо Боспорского царства» стал первым победителем национальной премии «Хрустальный компас» - за него на сайте Премии было отдано свыше 20 тысяч голосов.

Мы находимся в ситуации, когда вся Россия стоит на стороне честных конкурсов и не готова больше молчать, разбуженная недавними итогами конкурса «Голос. Дети». И участники Премии прямо сейчас задают себе вопрос: «Стоит ли в будущем участвовать в Премии «Хрустальный компас», если нет никаких гарантий честности, а хрусталь – такой непрозрачный?»

Благодаря Премии зрители узнали о многих интересных проектах, программах, экспедициях, фильмах и музеях. Знакомясь с проектами Премии, болельщики ощущали гордость за Россию, за принадлежность российской культуре, за то, что сегодня есть люди, которые открывают Россию для россиян и всего мира. Но сейчас под угрозой как желание участвовать в Премии впредь, так и честные имена экспертов конкурса, среди которых лауреат Нобелевской премии мира в составе Межправительственной группы экспертов по проблеме изменения климата Котляков Владимир Михайлович, любимые народом Николай Николаевич Дроздов и Александр Вадимович Беляев, многие публичные персоны. Более того - Премия проводится под эгидой Русского Географического общества, Президентом которого является Сергей Шойгу, и отмечена Президентом РФ.

Чтобы не допустить повторения ситуации и дать возможность получить награды истинным победителям Премии, зрители и болельщики хотят получить ответы организаторов Премии на следующие вопросы:
1. Организаторы дважды признавали факт накрутки в отношении каждого из проектов, занявших первые два места (скриншоты прилагаются), но накрученные голоса не были сняты. Почему нарушен регламент Премии (согласно ему нечестно набранные голоса должны были быть аннулированы)?
2. Почему о возможности блокировки и разблокировки участников в регламенте Премии не говорится, а она была использована (в регламенте есть положение об аннулировании, но не о временной блокировке)?
3. На основании каких критериев организаторы Премии производили блокировку проектов на разный период времени? Почему о блокировке проектов и времени их разблокирования нигде публично не говорилось?
4. Текущая политика проведения Премии даёт возможность для больших манипуляций. Почему в регламенте не указано, сколько раз должен был заблокирован проект, чтобы его дисквалифицировали?
5. Почему голосование прекратилось в 23.00, за час до окончания суток голосования?
6. Готовы ли организаторы публично объяснить причины блокировок двух проектов?
7. Как может выиграть Премию проект, дважды пойманный организаторами на нечестности?

И, наконец. Проект «Золотое кольцо Боспорского царства» был отмечен Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным на заседании Попечительского совета Российского Географического общества. Какой будет реакция главы государства, когда он узнает, что этот проект получил «Хрустальный компас» нечестным способом?

Победители Премии будут награждены 17 мая в Сочи. Чтобы честность экспертного совета и прозрачность подведенных итогов не вызывала сомнений, а награды получили истинные победители, ждем ответы организаторов на острые вопросы на сайте Премии http://rus-compass.ru

Справка
Национальная премия «Хрустальный компас» - престижная международная награда в области географии, экологии, сохранения и популяризации природного и историко-культурного наследия, призванная найти и показать лучшие современные достижения и практические проекты, направленные на сохранение природного и историко-культурного наследия нашей страны, показать ориентиры развития государства и общества. За время проведения на соискание «географического Оскара» было выдвинуто 2087 проектов и достижений из 36 стран мира и всех 85 регионов России. В специальной номинации «Признание общественности», где победителя определяют путем интернет-голосования, приняло участие свыше 1,7 млн. человек.
Премия проводится под эгидой Русского географического общества и ПАО «Газпром». Организаторы: Краснодарское региональное отделение Русского географического общества и корпоративная ассоциация «Газпром на Кубани».

Collapse )

Я помню. Я горжусь.



Мы учились классе в 3, наверное. И нам дали задание – 9 Мая поздравить ветеранов. Каждой «звездочке» дали по адресу и по три гвоздики. Наша бабушка-ветеран жила в ветхом двухэтажном доме-бараке, по пути к выезду из города. На Космомольской. Этот дом потом снесли.
Учительница, Галина Павловна, на классном часе объясняла нам, как себя вести. Ветераны и так 9 Мая очень много плачут, и потому нам надо побережнее. Подарить цветы и рисунки, что мы нарисовали на рисовании. Поблагодарить за Победу. И идти по домам.

Мы сначала долго искали квартиру. Потом толкались в затхлом подъезде с влажными стенами. Боялись позвонить. Потом позвонили. Протолкнули Димку вперед, чтобы он дарил цветы и говорил слова. Бабушка-ветеран была старая, но не очень старая. Еще крепенькая. Пригласила нас внутрь. Мы зашли – шестеро – и в прихожей места не осталось. Потом сидели в комнате, бабушка вытирала слезы, благодарила нас, что-то рассказывала.

Не помню ничего. Помню только кружевные накидки на подушках. И пустую комнату, в которой кровать да стол. Ничего лишнего. Мы так и сидели на кровати.

Уже прошло полжизни после детства.
И такое счастье, что наши дети идут след в след за нами. Им есть кого благодарить за Победу. Вытираю слезы и монтирую видео, как вчера прабабушка Сережи К. пришла в класс и рассказывала о войне, о голоде, о том, как она умирала – и выжила.
И Рома сказал: «Вы, пожалуйста, живите дальше. Живите еще дольше!»

Я вытираю слезы и смотрю, как прошел праздник в Полярном. В Полярном уже белые ночи. И потому для праздничного салюта нет смысла ждать вечера. Можно палить и днем.

Я вытираю слезы и смотрю на Гошу на «Бессмертном полку» - под проливным дождем у монумента в Некрасово.

Я…
Я зашла вчера в школу и задрожали руки.

В холле вышагивал-репетировал Почетный Караул. Семиклассник во главе, третьеклашки за ним. Левой. Левой.
Опаздывали ветераны на концерт. Их встречали у школы – как самых дорогих гостей. Не знаю, зачем я написала «как». Просто – их встречали. Самых дорогих гостей.
Алина рассказывала со сцены стихотворение – то самое, которое я рассказывала в 3 классе со сцены. «Тот самый длинный день в году. С его безоблачной погодой. Нам выдал общую беду. На всех, на все 4 года».
Минута молчания.
Бессмертный полк. Яся несла бабушку-блокадницу, Фаину Ильиничну. А Рома («Живите еще дольше!») – моего дедушку Павла. А Лиза – дедушку Федора. И видеть своих дедушек в руках просто-детей – оно, оказывается, до слез. Пишу и плачу.
А потом дети вручали ветеранам гвоздики.
И обнимали. И целовали.
И ветераны не спешили расходиться.
И старшеклассник прибежал с плоскогубцами и чинил бабушке-ветерану палку, откуда выпал винт. И она обнимала его как внука.

А я уже не могла снимать. Руки дрожали. И сейчас дрожат.
Я помню. Я горжусь.

Collapse )

Остров Я-я



#полярный
Потому что я с Севера, что ли... Молчать не могу. Но не только поэтому.
Яся, конечно, считает, что женщины крутят планету. В целом. И она в частности. Щас объясню, в чем дело.
Мой одноклассник Андрюха открыл остров в Баренцевом море. Назвал остров Я-я. Яся считает, в честь нее. По первой и последней букве имени. У нас есть другая версия: был пьян на радостях, и когда спросили "Кто открыл остров?", он сказал: "Я!" Не очень твердо сказал. Получилось: "Я...я!"

Сегодня последний день голосования на национальную премию. Там не только Андрюхин остров. Там еще другие острова, проливы, бухты и мысы. Но мне и острова Я-я достаточно.
Проголосуйте, плиз. Регистрация не нужна. Только нажать кнопку "Голосовать" и ввести буквы капчи. Все!
Репосты, пожелания победы (мы отстаем на пару тысяч подписей) и активность - все зачтется. Мы с Ясей будем вам желать любви, бабочек в животе и чтобы в 70 хотелось мороженого и секса, а не валокардина и тертой редьки.

Голосуем! И больших вам открытий!
http://rus-compass.ru/projects/6273/index.php?PAGE_NAME=vote_result&VOTE_ID=1046&VOTE_SUCCESSFULL=Y&#poll1046

Донат



Донат и Донат.
С ударением на второй слог.
Вообще-то прямо сейчас думается о другом. Но думать о другом так долго невозможно, а просто сесть и писать интервью – невозможно тоже. Так что пусть будет Донат.

Донат приехал на Север молодым совсем парнем – Снежногорска не было и в помине, даже Вьюжного не было, было несколько щитовых домиков у гавани, которая потом стала заводом «Нерпа». По тем домам поселение называли «Щитовая».

Жили в бараке, одни мужики. Топили барак дровами и углем. Удобства – в углу. А дверь попытаешься открыть – не получится. За ночь заметало под потолок. И, чтоб совсем было не скучно, над Щитовой полгода почти было темно. Полярная ночь.

Но полярную ночь сменял полярный день. Завод строился. И город строился рядом с ним. Вслед за мужиками приехали девушки. Стало повеселее.

***
Донат был водителем. Не просто водителем, а Водителем. И водил хорошо. И жилка у него была. И умение хранить тайны. И вообще. Сообразительный он был. Фишку сек на лету.

В лихие 90-е, когда продуктов толком не было нигде, а на Севере не было вообще – черника в сопках и гнилая картошка в овощном, вот и все – Донат возил металлолом от завода на Украину на огромном грузовике, выменивал его там на продукты и возвращался с едой. Потом Донат возил начальников. Возил, возил. Так жизнь и прошла. Умер Донат. На прошлой неделе.

***
Думали, что он татарин. Или кто там. А нет. Оказалось, наш, православный. И вовсе он не ДонАт, а ДОнат. История такая была – его папу ранило в бою в войну, и сослуживец, грузин Дато, под огнем вытащил его с поля боя. Дотащил до дверей полуразрушенного храма. И там раненый дал обет: если выживет, если родится сын, назовет именем грузина. И выжил, и сын родился. Но батюшка, когда крестил малыша, сказал, что нет в православии святого Дато. Пусть будет ДОнат. Так ДОнат стал ДОнатом. А потом ДонАтом. И всю жизнь его звали ДонАтом.

***
На похоронах было тихо. Как-то внезапно умер Донат. Никто не был готов. Казалось, он был всегда. Вот со времен Щитовой. И все за рулем. Туда, сюда, туда, сюда. Кому помочь, кому завезти что-то, кому достать чего.

Тихо поднимали рюмки. Выпивали. Снова поднимали. Не пьянели.

Но Донат – он же был не такой!
И тут встал мой папа. И рассказал историю про Доната. История для мужиков. Девочкам рекомендовано пролистать пост. Там ниже, в ленте, уйма всего интересного.

***
В Щитовой, в бараках, в углу стояло ведро. Параша. Вечером закрывали дверь на улицу, и больше уже не выходили, чтоб тепло не выпускать. Кому надо – ходил в ведро. А утром, - такой был порядок – кто первый вставал из мужиков, тот выносил ведро и начинал топить домик.

Никому, понятно, вставать первым не хотелось. Валялись до последнего, а вставали совсем уж по нужде. А Донат тогда уже был водителем, у него иногда водилось то, что другие и во снах не видели. Он съездил куда-то в командировку, привез дефицитное чешское бутылочное пиво. Угостил кого-то. Что-то осталось еще.

И вот как-то утром все просыпаются, а накануне выпили так прилично. И по обыкновению никто не хочет вставать, а Донат веселый, подшучивает, поджучивает, валяется в кровати беззаботно. Остальные тоже валяются, но атмосфера накаляется, и все хотят в туалет, и каждый думает, что сосед вот-вот встанет. И тут Донат ныряет рукой под кровать. Достает бутылочку пива. Открывает. И начинает пить. Вкусное холодное чешское пиво в темной бутылке. Запотевшее за ночь. С похмелья. Ну вы представили, да?

Ну и все. Мужиков от этой картины вынесло из барака.

А потом Донат еще как-то повторил этот трюк. И еще.

***
А потом Доната раскусили. Случайно. Увидели дырку в стене снаружи. И оказалось, что Донат из своей кровати вывел шланг на улицу.

Мужики, когда узнали, ржали так, что эхо над тундрой неслось до Большой Земли. И как раньше не догадались.

***
На похоронах смеяться не очень принято.
А громко и всласть – так вообще.
Ну тут – косились на моего папу: что говорит-то? – но хохотали взахлеб. Но папа и рассказывает получше, чем я.

Отличный мужик Донат был. Сообразительный.

***
Упокой, Господи, раба твоего. Доната.

Мужчины с пистолетиками



День рождения прошел хорошо. Но мне странно про Сережу и Егора. Я думаю про них, и мне странно.

Мы играли в театр, а они бегали с пистолетиками. Мы ели торт, а они побежали стрелять друг в друга. Потом мы с Тимом танцевали вальс, а они продолжали играть в войнушку.

Нет, я не обиделась на Сережу и Егора. Я обиделась немножко на папу - он же обещал мне спрятать на мой День Рождения все Гошины пистолеты и автоматы, а сам спрятал так, что они нашли. Но все-таки мне немножко странно - неужели Сереже и Егору пистолетики интереснее всего остального?

А я смотрю на Ясю и говорю:
- Яся, это здорово, что ты заметила такую штуку. И здорово, что ты заметила эту штуку так рано, в 3 классе. Я заметила это уже во взрослой жизни, и мне было с этим сложнее.
А ты просто знай - в жизни всегда будут мужчины, которым пистолетики будут интереснее всего. Интереснее, чем строить отношения, танцевать с тобой, смотреть тебе в глаза, думать о том, что ты чувствуешь, целоваться и обниматься. Это не плохо и не хорошо. Это такие мужчины. У них в это время даже может не быть в руках пистолетика. Может, они в это время в гараже с друзьями меняют зимнюю резину на летнюю и обратно 3 выходных подряд. Может, они сидят в баре с пивом. Может, они гонят по трассе на мотоцикле. Но суть в том, что ты в их жизни - это декорация. Им красиво с тобой, но драйв они ловят от другого. Им хорошо с тобой, но они не собираются как-то менять себя и прятать свои пистолетики в кобуру, чтобы подарить тебе праздник. Им удобно с тобой - до тех пор, пока ты не говоришь: "Или я, или пистолетик". Понимаешь, Яся?

Яся кивает.
А я закусываю губу. Блин, кто бы мне рассказал все это в третьем классе.

- Так что ты думаешь делать с Сережей и Егором? - спрашиваю я Ясю перед сном.
- А ничего, - спокойно говорит Яся. - Я все поняла. У меня же все хорошо с Сережей и Егором. Мы так же будем дружить. С ними дружить хорошо и безопасно, да? С ними сложно, когда хочешь строить отношения. Ну так я и не буду за них замуж выходить. А когда замуж за них не выходишь, то все хорошо. Пусть бегают со своими пистолетиками, мне-то что. Я выйду замуж за того, кому интересна я, а не пистолетик. Ты согласна, мама?

Эдгард и Аскольд



Как-то мы встретились с Танькой, коллегой. И принялись сверять курсы. Танька взяла большое интервью у Ягудина. А я у Маринина. Она уже видела «Ромео и Джульетту» Авербуха. А я только собиралась на пойти на это ледовое шоу. Ну и понеслось, все дальше и дальше.

И тут Танька рассказала, как она брала интервью у Аскольда Запашного.
«Ир, ну он выше всяких, - говорила Танька. – Он такой… Ну он не только артист, он мне как человек близок. Он прямо мужчина, понимаешь? Он ведет себя, как мужчина!»

А я понимаю.
На Таньку посмотришь – с ней трудно не быть прям мужчиной, если ты рожден мальчиком. У Таньки испанская внешность, харизма, чертики в глазах и девчоночья, детская какая-то наивность.

Хотя «наивность» – не совсем правильное слово. Но я не знаю, чем заменить такую штуку, когда веришь и в «Алису в стране чудес», и сам бы хотел провалиться в дыру, но при этом твоему сыну уже 20, и дед-лайн завтра, а Ягудин еще не все согласовал. И непонятно, как согласует – там в интервью есть несколько тонких моментов, где он говорил слова, которые печатать нельзя, а ты заменила своими словами, но не синонимами. Синонимы тоже печатать нельзя. А в результате получилось не так выразительно, как в исходнике.

Ну и вот. Танька рассказала, как она взяла интервью у Аскольда Запашного. Дело было так.
Танька приехала в Москву, встреча была назначена в ресторане гостиницы, как обычно бывает. У Таньки была пара часов до встречи. Она сама не заметила, как занырнула в глубокий шопинг. Столица располагает. Sela. Распродажа. Танька купила все и немножко больше.

Collapse )